Валерий Гергиев открыл международные гастроли в «Астана Опера» / Российская газета

350Оперой «Аттила» Верди в постановке итальянского режиссера Пьера Луиджи Пицци открылись на Новой сцене Мариинского театра первые международные гастроли театра «Астана Опера». Дирижировал шедевром раннего Верди Валерий Гергиев. Если учесть, что Государственный театр оперы и балета «Астана Опера» открылся всего лишь в июне минувшего года, то такие темпы его развития иначе как стремительными не назовешь. Впрочем, достаточно сказать, что свое название театр получил от самого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, чтобы понять, под каким покровительством находится театр и какие высокие интересы представляет. Не успела «Астана Опера» толком обзавестись репертуаром (на данный момент в театре всего две оперы и три балета), как ее директор Толеген Мухамеджанов уже спешит рассказать российским журналистам о том, что в самом ближайшем будущем у них запланированы гастроли в Париже в Гранд Опера, о том, что сразу после Петербурга летит в Лондон на переговоры о гастролях в Нью-Йорке. Рассказал он и о том, что, благодаря содействию Уильяма Грациози, арт-директора и первого заместителя директора по творческим вопросам, Астана Опера подписала меморандум с десятью ведущими театрами мира, среди которых и Ла Скала, и Метрополитен Опера, и Ковент-Гарден, и Римская опера. Мариинский театр стал еще одним театром, с которым во время этих гастролей был подписан меморандум, и в октябре этого года его ждут с ответным дружеским гастрольным визитом в Астане с «Кольцом нибелунга» Вагнера. Такая стратегия развития не могла не поразить воображения художественного руководителя «конкурентной фирмы» с многовековым опытом работы — главного дирижера Мариинского театра Валерия Гергиева. По словам Толегена Мухамеджанова, после первой же репетиции в Астане Гергиев не замедлил пригласить их в Петербург с премьерой «Аттилы», музыкальным руководителем которой был назначен. Впрочем, директор «Астана Опера» очень здраво рассуждал о том, что у вверенного ему театра было желание не удивить или покорить искушенную петербургскую публику, но вынести испытание этими первыми международными гастролями, получить «дружескую поддержку». Толеген Мухамажданов, отмечая невероятный график работы трех сцен Мариинского театра, где в один день могут давать до пяти-шести концертов и спектаклей, очень здраво, спокойно и не без ироничного прищура говорил о том, что у «Астана Опера» нет таких целей, да они ему и ни к чему. Маэстро Гергиева вправе считать в Астане крестным отцом постановки одной из ранних опер Верди, поскольку именно он подкинул своим казахским коллегам идею ставить «Аттилу», напомнив, что вождь гуннов «из ваших мест». Благодаря работе в Астане, Валерий Гергиев пригласил в Мариинский театр и режиссера Пьера Луиджи Пицци на постановку «Трубадура», о чем итальянский маэстро рассказывал во время своего пребывания в Петербурге. Было бы пикантным шагом дать друг за другом в один день постановки «Трубадура» и «Аттилы», осуществленные Пицци в «Астана Опера» и Мариинском театре соответственно, чтобы зритель смог постичь во всей глубине «особенности стиля Пицци позднего периода». Две этих постановки, осуществленных с интервалом в несколько месяцев, создали ощущение, будто режиссер, являющийся одновременно художником-постановщиком и художником по костюмам, изобрел некий универсальный постановочный метод, применимый, в частности, к операм Верди раннего и среднего периодов. Основная декорационная фактура в обоих случаях состояла из темно-кирпичных массивных стен (мелкость кирпичиков, ровнехонько прилаженных один к одному, правда, больше напоминала фактуру гигантской плетеной ширмы) и белого «мрамора», сочетавшихся с черными и разными оттенками алого костюмами героев и небольшим набором лаконичной бутафории вроде статуи коня или мелких фрагментов-знаков античной архитектуры. В качестве горяченького — настоящий огонь в отдельных, драматически важных эпизодах. Пространственная стерильность вкупе с геометрическим расчетом, внутри которых с разной степенью активности перемещались действующие лица, иногда напоминали экспозицию элитного интерьерного салона. Декорации не пришлось подгонять к Новой сцене Мариинского театра, поскольку размеры сцене в Астана Опере ей не уступают. Режиссерские задачи в «Аттиле» сведены к санитарному минимуму — выйти, уверенно встать и спеть, в крайнем случае, относительно энергично занести руку с кинжалом и деликатно вонзить его во врага, как если бы это была полусценическая версия какой-нибудь величественной оратории. О каком-то актерском наполнении не шло и речи: все внимание слушателей должно было быть сосредоточено на красивом, выразительном пении солистов, хора и игре оркестра. Таким образом, мэтр оперной режиссуры, венецианец Пьер Луиджи Пицци продемонстрировал свое понимание природы оперного жанра, где музыка превыше всего. Но в случае с Астана Оперой все это имело смысл. Искушенная петербургская публика была сражена не только уровнем прекрасно справившихся со своими вокальными задачами солистов, трое из которых были приглашенными итальянцами (Аттила — Роберто Тальявини, Эцио — Клаудиа Сгура и Форесто — Лучано Ганчи), а единственной казахской солисткой стала Жупар Габдуллина в партии Одабеллы, но качеством хора и оркестра. Подкупали ровность, динамизм, яркость и сбалансированность хорового звука, точное следование за нюансами партитуры. Оркестр изумлял амортизирующими свойствами, мягкостью, собранностью, четкостью и музыкальностью, нацеленный на поддержку, а не перекрикивание солистов. Было ясно, что перед нами — подлинные пассионарии, которые хотят многого добиться. Кроме «Аттилы» из Казахстана в Петербург прилетел большой десант солистов балета для участия в гала-концерте классики, а также национальная опера «Биржан-Сара» Мукана Толебаева, одной из главных идей в которой является, по словам руководства, «дружба народов». Начиная с апреля и до конца года в Астана Опере запланирован выпуск восьми премьер в эстетике преимущественно имперского стиля, среди которых оперы «Тоска» и «Богема» Пуччини с декорациями из Ла Скала, «Аида» Верди в постановке Дзефирелли, первая казахская оперы «Кыз Жибек» Брусиловского, балеты «Лебединое озеро» в декорациях Фрицджерио и Скуарчапино, «Спартак» и «Щелкунчик» в хореографии Григоровича, а также «Карагоз» композитора Газизы Жубановой. Кто знает, не исключено, что слова арт-директора Грациози о том, что Астана может стать мостом, соединяющим разные театры мира, могут оказаться не просто красивыми, а и пророческими.

Генеральный спонсор

Спонсоры и партнеры