Увлекательные истории знаменитого тенора-kazako, или как Медета Чотабаева пригласили исполнить оперу «Сказки Гофмана» во французском проекте

Итальянская история Медета Чотабаева началась уже давно, еще в студенческие годы, а продолжилась в театре «Астана Опера». Ведущий солист Медет Чотабаев подписал контракт с руководством итальянского театра на трехкратное исполнение партии Рудольфа в опере Дж. Верди «Луиза Миллер». Первые два исполнения в городах Piacenza и Ferrara прошли с небывалым успехом. Что дала ему последняя поездка, какие перспективы открыла перед артистом, об этом подробнее.

0eeae2a99cfe88f

— Выступление в итальянском городе Ferrara 10 январяпрошло не менее удачно, чем предыдущее. Партию Рудольфа я исполнял в итальянских театрах, которые входят в число ведущих театров мира. Два месяца я не пел этот спектакль, и мне пришлось совсем за небольшой срок возобновить в памяти все. Итальянские зрители – горячий народ, который прекрасно воспринимает певцов. С особым вниманием они слушали знаменитую теноровую арию «Воспоминание», которую знает каждый итальянец. В зале собралась публика, которая ходит на все оперы, знает всех певцов. В этом плане очень сложно петь в Италии, потому что, практически, каждый человек – знаток оперного искусства.

— Вы чувствуете свою публику, энергетику зрителя?

— Конечно, даже, когда пою какую-то арию или речитатив, есть ощущение, что удерживаю внимание публики и играю им, в этом есть большое наслаждение. Я чувствую, как они вместе со мной дышат, идут вместе фраза за фразой. И в то же самое время, есть ощущение, что человек не разбирается в классической музыке, это чувствуется по отношению, по вниманию. В Италии сама природа позволяет петь. Голос настолько хорош, что даже и распеваться с утра не надо. Воздух влажный, благоприятно влияет на голосовые связки. По утрам мне всегда хочется петь, ведь солнце такое яркое. Но не будем отвлекаться. Я готовился к постановке очень тщательно, отрабатывая каждый взгляд, каждое движение, каждую ноту вместе со своим учителем маэстро Leo Nucci – великий певец, который выступает во всех театрах мира.

— Что для Вас исполнение партии Рудольфа?

— Это огромный шаг вперед. Еще и потому, что я готовил эту партию с теми людьми, которые представляют тот уровень пения, оперы, который воспринимается во всем мире, который идет испокон веков в Италии. Для меня это важный момент в жизни. Я даже петь стал по-другому, вырос технически, те арии, которые я пел когда-то давно, были для меня сложны, сейчас кажутся простыми, я чувствую легкость в голосе. Нужно всегда стремиться вперед, работать, находиться в постоянном поиске себя.

— Вы довольны своим исполнением?

— С каждым разом я расту. С каждым новым выступлением я чувствую еще большую уверенность. Мы должны играть, а не просто так стоять на сцене и петь арию, отходить от слов, передавать эмоцией, то, что мы поем. Преподаватели, занимаясь с нами, искали такие моменты, которые мы пережили в жизни, если нужно сыграть радость – вспомни эту радость, сыграй ее по-настоящему.

— Актерское мастерство – это дар или все-таки упорный труд?

— Кого-то одарила природа, у кого-то есть какие-то задатки, но их нужно еще развивать, я как раз отношусь к таким людям, которым нужно развивать. Сложность исполнения этой оперы заключается в том, что даже самые молодые итальянские исполнители недопонимают либретто, написанное на староитальянском языке.

— Что Вам дала последняя поездка?

— После спектакля мне предложили контракт на исполнение оперы «Сказки Гофмана», которая будет транслироваться по телеканалу MezzoКристина Ферари — организатор проекта «Луиза Миллер», она все время болеет за всех певцов, поддерживает нас. Вот она-то и предложила мне контракт. Кристина подошла ко мне после спектакля, и сказала: «Я хочу сделать Вам подарок — заключить контракт на исполнение партии в опере «Сказки Гофмана»». Это очень сложная партия, на французскую музыку. Совместный проект Франции и Италии представляет собой, своего рода турне, которое включает четыре города. В моей практике это первая французская постановка.

— Вам тяжело за границей одному?

— Вы знаете, везде найдутся добрые люди. Вот, к примеру, есть семья — синьор Роберто и Алтынай Маханбетжанова, муж и жена, живут и в Алматы, и в Италии. Всякий раз, когда я приезжаю в Италию, я у них останавливаюсь. Синьор Роберто всегда болеет за меня, помогает мне с документами, со звонками. Он большой поклонник оперы, добрый человек, всегда мне помогает, никогда не пропускает моих выступлений.

— Как относятся к казахстанцам в Италии?

— К сожалению, или нет, но меня там по имени никто не называет. Меня называют «kazako», (ит. казах). Все выступления хорошо освещаются в прессе, после спектакля меня узнавали все. Даже, когда я приходил в ресторан, мне всегда говорили: «OCiao, kazako», «Привет, казах! Что ты будешь кушать?». Однажды на оркестровой репетиции я все время ошибался, первый раз ошибся, дирижер говорит, ладно, давай заново, потом второй, третий. Он взял две бутылки и говорит: «Сейчас как закину!» Потом спросил: «Какая национальность у тебя?», я ответил — «kazako». Меня называют кадзако, и мне это очень приятно. В последнее время у меня очень часто берут интервью на итальянском языке. Перед телевидением я немного теряюсь, но когда говорю на публику, с этим все в порядке. Так было и на конференции, где каждый солист должен был сказать свое мнение, когда дошла очередь до меня, в тот момент у меня было очень хорошее настроение, речь моя полилась. Я отметил, что это очень хорошо, что есть такая организация, и, что этот двухмесячный курс, который мы прошли, оказался очень полезен для молодого певца. Еще во всех интервью я говорю, что я казах, что приехал я из далекого Казахстана, из театра «Астана Опера», о котором за рубежом уже наслышаны.

Новые коллеги задают один и тот же вопрос: А какие там условия? Я рассказываю, что условия у нас замечательные, нам выдали квартиры и у иностранных коллег возникает желание поехать к нам работать. От этого становится еще радостнее, гордость берет за Казахстан.

— Сейчас над чем работаете?

— Я приступил к изучению партии Толегена из оперы «Кыз Жибек». Потому что я хочу спеть казахскую оперу. Для меня это значимый момент, я очень волнуюсь.

— С чего начинается работа над произведением?

— Тут нужно ознакомиться с репертуаром, если ты его не пел до этого. Если знаешь и пел, то проблем нет. Если не знаешь, то нужно учить либретто. Смотреть историю произведения, изучать ее. Все нужно понять, оценить, должны быть сделаны свои выводы. Потом я слушаю записи, как и кто исполнял, потому что разные исполнители поют по-разному. Но никогда не получится спеть как кто-то, потому что все люди разные, даже если голоса похожи тембрально, все равно будет разное исполнение. И я не гонюсь за тем, чтобы быть на кого-то похожим. Я слушаю записи исполнителей, в том случае, если я сталкиваюсь с какими-то вокальными трудностями. Мне интересно послушать какого-то очень хорошего певца, определить, как он справляется с этой задачей. Таким образом, я нахожу свои ноты.

— Как Вы относитесь к конкуренции на сцене?

— Моя цель — петь! Везде есть конкуренция, даже в Италии, но главная задача — петь достойно. Когда я участвовал в конкурсах, где огромная конкуренция, то я экспериментировал: настраивался, уходил с головой, представлял, что это бой, но ничего не помогало. Тогда я понял, что нужно петь с головой и сердцем, наслаждаться и петь так, как будто делаешь это в последний раз в жизни, тем самым ты открываешь двери удаче.

6640b3cb8a10b3a

Live (и немного из жизни певца)

— Случались ли с Вами какие-то приключения во время поездок?

— Да, в 2006 году, когда я учился в Италии, я случайно постирал свой паспорт, мне пришлось звонить в Посольство Казахстана. Работники Посольства уточнили — осталась ли цела первая страница с фотографией, я ответил, что да, они успокоили меня, что все в порядке, меня пропустят. Пришло лето, момент, когда нужно возвращаться домой. Мне нужно было вначале доехать до Рима, откуда вылетал мой самолет. Когда пришел момент регистрации, меня попросили предоставить паспорт, я достал то, что у меня было. Девушка удивилась, даже немного испугалась и сказала, что такой паспорт они не принимают. Параллельно стояла очередь наших казахов, они услышали, что у меня какие-то проблемы, спросили, что случилось, оказалось, что они работают в Посольстве Казахстана. Я объяснил ситуацию, к вечеру мне сделали выездной паспорт.

А вот еще, какой момент был: я ездил на конкурс в Румынию в 2012 году и все время я переписывался с организаторами. И забыл написать, во сколько, и когда я приезжаю. Получилось так, что у меня виза с 30-го, а я вылетел 29-го, и в Амстердаме я сидел целый день, пришло время садиться на поезд, я подхожу, даю паспорт, а мне говорят, что я не могу уехать, так как виза будет открыта только с 30-го числа. Мне пришлось покупать билет заново. В итоге, прилетаю в 5 минут первого, 30-го числа, вот тридцатое только наступило, и я уже прилетел, ночь и мне некуда идти. Пошел в гостиницу, стою и думаю, почему меня никто не встречает, я думал, что будет написано: «Медет Чотабаев». А организаторы меня там ищут, я зарядил телефон, связался с ними. Мне сказали, что приедет человек и Вас заберет. Потом всех участников привезли на конкурс, началась жеребьевка, каждый подходит, берет свой номер, нас вызывают по фамилии. Организатор конкурса с восторгом вскрикнула: «Ах, это Вы Медет! Как мы намучились, когда Вас искали!», — горячо высказала мне она. Я занял на этом конкурсе Гран При.

– Что для Вас жить полной жизнью?

— Жить полной жизнью – жить с любовью. Чтобы в сердце всегда была любовь.

Сейчас Медет Чотабаев выступает в итальянском городе Ravenna. А впереди еще исполнение партии в опере «Богема», вArena di Verona. Пожелаем талантливому певцу удачи!

Генеральный спонсор

Спонсоры и партнеры