Сказание о фонтане слезном © www.np.kz/

Ольга Шишанова

Грандиозную премьеру балета Бориса Асафьева “Бахчисарайский фонтан” готовит на послезавтра столичный театр “Астана Опера”. Новая редакция известного балетного полотна принадлежит казахстанским хореографам, заслуженным деятелям РК Турсынбеку Нуркалиеву и Галие Бурибаевой, которая любезно поделилась в эксклюзивном интервью своим мнением о постановке накануне премьеры с корреспондентом “НП”

- Галия Исмаиловна, в чем разница или, может быть, сходство нынешней постановки “Бахчисарайского фонтана” с теми, которые ставились еще в Алматы, а затем — в столичном Театре оперы и балета имени К. Байсеитовой? 

- Я очень хорошо знаю постановку в Алматы, которая на протяжении всей моей творческой жизни шла в театре имени Абая. Да и в столичном театре имени К. Байсеитовой мы также поставили ее вместе с Турсунбеком Нуркалиевым. Но нынешняя постановка этого известного балета отличается очень сильно — ведь сейчас площадка-то совсем другая.
Кроме того, театр “Астана Опера” предоставляет нам, артистам, потрясающую возможность сотрудничать с выдающимися художниками даже не столетия, а целого тысячелетия. И, на мой взгляд, лучше итальянских мастеров Эцио Фриджерио и Франки Скуарчапино, с которыми мы сейчас в очередной раз вместе работаем, еще никто не передал на сцене ни богатство красок, ни богатство архитектуры. У них потрясающий вкус и столько знаний, так что разница не только большая, она радикальна. А ведь спектаклю уже 81 год — он был поставлен в 1934 году в Государственном академическом театре оперы и балета имени С. Кирова в Ленинграде. Сейчас это знаменитый Мариинский театр.

q7

- Конечно же, здесь и труппа другая?
- Да. И не только. Во внимание надо принимать, что и художники совсем другие, и хор совсем другой, и у труппы возможности здесь совершенно другие, тем более, что только в первом акте задействованы 70 человек — это с мимансом и с хором. На протяжении всей постановки на сцене разворачиваются огромные красочные картины действа.
Если же говорить об исполнителях, то главные герои — это Мария, Зарема, хан Гирей, Вацлав и Нурали. Исполнители, которые их танцуют у нас, все потрясающе талантливы. Мадина Басбаева, одна из лучших наших балерин, исполняет партию Марии. У нее совершенно удивительное лицо, красивая физика, и еще она очень трудолюбивая. Мадина великолепно танцует, и когда начинается балет, она первая выходит на сцену, зритель видит первой ее. Потом она появляется вместе со своим романтическим героем Вацлавом, с помощью танца передавая свое ощущение счастья.
- Вацлав — это же вымышленный персонаж?
- Да, его придумал либреттист Николай Волков, он внес его для того, чтобы Мария не была одинока, ведь необходимо было сначала раскрыть ее характер, а уже потом показать в многогранном образе, так что в начале спектакля она нежная и счастливая невеста, которая готова дарить всю свою любовь жениху Вацлаву. Затем, попав в плен, пережив боль утраты родных и близких, она — несчастная, находящаяся в постоянном страхе девушка. Или вот хан Гирей — удивительная партия. Конечно, много есть исполнителей этой роли, в истории остался, например, легендарный Александр Лапаури, который танцевал эту партию в Большом театре. В нашей постановке партию хана Гирея готовят сразу три артиста балета — Бауржан Мекембаев, Жанибек Иманкулов и заслуженный деятель РК Жандос Аубакиров. Но в первый день премьеры в этой роли выступит сам хореограф-постановщик Турсынбек Нуркалиев. Эту партию он танцевал в течение 36 лет, его дебют состоялся в 1979 году в постановке создателя этого балета — Ростислава Захарова. Я считаю, что у этой партии самая, пожалуй, удивительная пластика. Там не везде надо прыгать, как обычно выражает себя хореография постановки — прыжками, верчением, определенной техникой. А именно — “брать зрителя” техникой пластичной мягкости, хотя мы говорим об очень грозном человеке, который постоянно в походах всех завоевывает и вдруг обнаруживает внутри красивую лирическую струну, которая оказывается задета Марией, что танцору доводится очень красиво отображать. Ведь музыкальный театр — это театр чистейшей романтики. И без любви тут никуда. Поэтому так хорошо показан и замечательный треугольник: Мария — хан Гирей — и его ревнивая Зарема. Есть еще и прекрасная партия Нурали, который совершенно предан своему властелину — хану Гирею, это его правая рука, человек-кошка, человек-тень.
- Еще Джузеппе Верди сказал: “Если у вас нет денег, не ставьте Аиду”. Относится ли эта фраза к вашей постановке?
- Да, и весьма. Потому что наш спектакль уже сам по себе предполагает восточную роскошь. Но это не в понимании арабского мира, а мира именно тюркского. В этом спектакле такой интересный подход — происходит смешение культур. Как, например, польский замок, христианская культура, оформление из эпохи барокко. И тут же восток, в оформлении присутствует альгамбра — этот витиеватый, потрясающе узорчатый песчаник как квинтэссенция арабской культуры красоты. Что же касается костюмов, там просто фантастический взрыв красок — Франка Скуарчапино особо чувствует цвет, который она всеми мыслимыми и не очень путями соединяет между собой в костюм. Повторюсь, мы уже делаем совместно с итальянскими мастерами-оформителями в нашем театре четвертый спектакль, и у меня только одна мысль: оформлять сцену и одевать артистов нужно только так, как это делает она.
- Каковы, на Ваш взгляд, ключевые точки спектакля, которые будут останавливать взгляд зрителя, заставляя его замирать от предвкушения?
- Всего у нас четыре картины с прологом и эпилогом, которые длятся в общей сложности два часа двадцать минут. В первом акте — это сражение в замке, во втором — это гарем, тот момент, когда Гирей отвергает Зарему, комната Марии и ее гибель. Затем — внутренний двор Бахчисарайского дворца, где происходит казнь Заремы, потрясающий татарский танец и, наконец, эпилог романса на музыку Бориса Астафьева “Фонтан любви…”.

В нашей постановке партию хана Гирея готовят сразу три артиста балета — Бауржан Мекембаев, Жанибек Иманкулов и заслуженный деятель РК Жандос Аубакиров. Но в первый день премьеры в этой роли выступит сам хореограф-постановщик Турсынбек Нуркалиев. Эту партию он танцевал в течение 36 лет, его дебют состоялся в 1979 году в постановке создателя этого балета — Ростислава Захарова. Я считаю, что у этой партии самая, пожалуй, удивительная пластика. Там не везде надо прыгать, как обычно выражает себя хореография постановки — прыжками, верчением, определенной техникой. А именно — “брать зрителя” техникой пластичной мягкости, хотя мы говорим об очень грозном человеке, который постоянно в походах всех завоевывает и вдруг обнаруживает внутри красивую лирическую струну, которая оказывается задета Марией, что танцору доводится очень красиво отображать. Ведь музыкальный театр — это театр чистейшей романтики. И без любви тут никуда. Поэтому так хорошо показан и замечательный треугольник: Мария — хан Гирей — и его ревнивая Зарема. Есть еще и прекрасная партия Нурали, который совершенно предан своему властелину — хану Гирею, это его правая рука, человек-кошка, человек-тень.

Автор благодарит за помощь в работе над статьей сотрудников пресс-службы тетра “Астана Опера” Екатерину Романову и Асель Накупову.

Генеральный спонсор

Спонсоры и партнеры