Лоренцо Амато: «Я – странный итальянец».

Режиссер-постановщик оперы «Мадам Баттерфляй» Лоренцо Амато хорошо чувствует музыку, делится с исполнителями секретами актерского мастерства, а еще любит готовить и создавать новые рецепты. В своем интервью итальянский мастер поделился впечатлениями от работы с казахстанскими оперными певцами и рассказал, чем его привлекла погода Астаны.

_DSC4871

- Вы провели не одну репетицию с нашими артистами, как оцениваете их уровень, подготовку?

- «Мадам Баттерфляй» очень сложна для оперных певцов. Нет никаких различий между итальянской и казахской интерпретациями. Единственное отличие в том, что итальянцам легче понимать и исполнять произведение благодаря знанию языка. Уровень артистов высокий, однако сложности все же возникают. В основном, из-за типа театра, ведь в оперном веризме сила слова, значение каждого слова крайне важны, поэтому свободное владение языком облегчает работу. Особое значение имеет актерская игра, так как эта опера была основана по мотивам драмы Давида Беласко «Гейша».

-Что для вас самое важное в этом спектакле?

-Для меня есть много важных вещей. Первая, конечно, музыка. В опере «Мадам Баттерфляй» она в высшей мере сильна, красива, трогательна, заставляет плакать зрителей во всем мире. Эта опера особенная, она выделяется из всего мирового репертуара. В финале на сцене оказываются две главные героини – две женщины, тенор не играет большой роли. Существуют отношения верности, преданности, выстраивается линия дружбы двух женщин, а мнимая любовь отходит на второй план.

- Какую вы могли бы дать характеристику мадам Баттерфляй, какой вы ее видите?

-Чио-Чио-сан, или мадам Баттерфляй – один из самых трудных персонажей, требующих больших затрат сил. В начале оперы она – молодая девушка, предположительно пятнадцати лет. Позже ей приходится отречься от своих родителей, своей семьи, религии, чтобы выйти замуж за американца с подлыми, отвратительными намерениями, он обманывает ее. Во второй части мы обнаруживаем, что Баттерфляй совершенно утратила свою идентичность, свое «я». У нее больше нет религии, нет культуры, она полу-американка, полу-японка, никто. В финале оперы Чио-Чио-сан обретает себя в тот момент, когда кончает жизнь самоубийством, сделав харакири.

- Можно ли сказать о Пинкертоне, что он – образ современного молодого человека, то есть таких сейчас большинство?

- Нет. Слава Богу, нет. Большинство мужчин не такие, как Пинкертон. Пуччини, возможно, был очень зол на американцев, на американскую культуру. Пинкертон наделен всеми самыми плохими качествами американцев, однако, в американской культуре есть очень много хорошего.

- Любовь – это взаимные обязательства, вы полагаете, мадам Баттерфляй прошла испытание любовью?

-Я не думаю, что Баттерфляй прошла какое-либо испытание, потому что у нее не было возможности пройти его. Не было шанса совместной жизни с Пинкертоном. Любовь к Пинкертону существовала только в ее голове, ее воображении. С самого начала, еще до встречи с Баттерфляй, Пинкертон говорит Шарплесу, что эта женитьба – абсолютный фарс, на самом деле он собирается жениться на американке. Поэтому мы с самого начала знаем, что это не испытание, это игра, фарс, неправда.

- Бывали ли вы когда-либо в Японии, насколько долго изучали культуру этой страны?

- К сожалению, никогда не был в Стране восходящего солнца, очень хочу поехать туда, но не для того, чтобы сделать оперу… Я уже ставил «Мадам Баттерфляй» в 2012 году в Италии. Поэтому мне хорошо известна японская культура, которую изучал долгое время. Чтобы поставить оперу «Мадам Баттерфляй» нужны знания о драматическом театре. Я в нем работал перед тем, как начал специализироваться в опере, сначала нужен опыт работы с актерами и уже потом – с певцами.

- Хотя в музыке присутствует достаточно колорита Японии, сама мадам Баттерфляй воспринимается больше как итальянка, нежели японка. Что вы об этом думаете?

- Пуччини доставляло радость введение некоторых японских музыкальных тем, однако, они не всегда воспринимаются, так как на самом деле — это настоящая итальянская опера, поэтому слушатели иногда сбиваются с толку. Думаю, композитор, в первую очередь, хотел показать эмоции и поэтому, да, мадам Баттерфляй похожа на итальянскую оперную певицу. Во второй части она хочет быть американкой, которая еще не совсем итальянка, но похожа на нее, она – западная женщина. Эти эмоции и борьба, через которые приходится пройти мадам Баттерфляй, характерны для человека в любом уголке мира, будь то Япония, Китай, Италия или Австралия. Мы говорим о предательстве, одиночестве, сложностях с деньгами. Все проблемы одинаковы во всем мире.

- В Италии уже тепло, как вам погода в Астане, бывали ли здесь ранее, нравится ли город?

- Должен вам кое-что рассказать. Я — итальянец, живу в Риме, очень теплом и солнечном городе, это замечательный город. Но весна и лето мне не нравятся. По большей части я любитель зимы. Поэтому наслаждаюсь погодой в Астане. Конечно, для меня холод – не проблема, потому что люблю такую погоду. В действительности я был очень рад, когда приехал сюда, в Риме уже было тепло, а здесь холодный воздух. Я – странный итальянец. Все время работаю, поэтому жду возможности отдохнуть и посмотреть Астану, пока видел только отель и театр.

- Как вы проводите свое свободное время?

- Обычно играю на фортепиано. Предполагалось, что я стану пианистом, изучал музыку в Консерватории. Еще много готовлю, в основном, итальянские блюда, но умею и китайские, различные смешанные азиатские кушанья. Поэтому много времени посвящаю приготовлению пищи и созданию хороших рецептов.

Напомним, что премьера оперы «Мадам Баттерфляй» пройдет 15 и 16 апреля в Большом зале «Астана Опера».

Генеральные партнеры

Спонсоры и партнеры