«Кармен»: академизм в высоком смысле слова

Пятый сезон театр Astana Opera ознаменовался громкой премьерой оперы Жоржа Бизе «Кармен». Спектакль прошел с аншлагом, обозначив очередное творческое достижение молодого театра на пути освоения классического оперного репертуара.

Билеты даже на незапланированный поначалу третий спектакль были молниеносно раскуплены. И были те, кто стоял на бодрящем астанинском ветерке у входа в театр в надежде стать счастливым обладателем лишнего билетика… Столичные меломаны действительно ждали «Кармен», ведь это произведение исполняется на всех ведущих оперных сценах и занимает лидирующие позиции в мировом рейтинге по количеству постановочных интерпретаций.

Сейчас, когда многие вокальные и инструментальные эпизоды «Кармен» стали фактически шлягерами, а образ главной героини превратился в бесконечно переосмысляемый общекультурный архетип, трудно поверить, что осуществленная при жизни композитора премьера оперы в 1875 году в Париже потерпела фиаско. После четвертой постановки администрация театра Opera Comique вынуждена была раздавать билеты оптом в тщетной попытке заполнить места…Сложно принять и то, что композитор столь яркого дарования при жизни едва сводил концы с концами, брал обязательства делать буквально все: «польки, пьесы для танцевальных зал, кадрили, правку корректур, транспонировки, подписанные и неподписанные, а также переложения для двух флейт, двух тромбонов, двух корнетов, даже двух роялей…». Биографы Бизе свидетельствуют о «душедробительной критике» «Кармен» во французской прессе, повлиявшей, наряду с другими обстоятельствами, на его преж­девременный уход из жизни в самом расцвете сил – в 36 лет.

Уже через три месяца после кончины композитора те же французские критики оценили «Кармен» как произведение, в котором «с очевидностью проглядывает гений». А ХХ век принес Бизе заслуженную мировую славу, а его опере – большую зрительскую любовь и множество режиссерских трактовок, нередко авангардных по замыслу и реализации. «Кармен» стала оперным бестселлером, она исполняется на разных языках, свободно трансформируясь то в мюзикл, то в триллер, то в детектив…

Сложившаяся в оперной практике традиция обновления «Кармен» в рамках одного театра коснулась и нашей страны. В Казахстане опера Бизе впервые прозвучала на заре становления оперного искусства – в 1937 году на сцене музыкального театра в Алма-Ате (ныне ГАТОБ им. Абая). Она неоднократно переосмысливалась разными поколениями режиссеров и певцов. Последняя, во многом экспериментальная версия спектакля, возникла в 2015 году в Театре оперы и балета им. Абая – это постановка заслуженного деятеля РК, режиссера Ляйлим Имангазиной. Ее творческое видение «Кармен», сопровож­давшееся уже привычным для мировых постановок этой оперы перемещением из прошлого в настоящее, оказалось не просто новым. Оно было радикальным, ломающим стереотипы и интригующим неожиданностью сценических решений. Самолет, люксовые автомобили и мотоцикл, принадлежащий уличному байкеру Эскамильо, главная героиня в образе топ-модели, Хозе – в роли «секьюрити». Прежними остались только общая драматургическая канва произведения «на тему испанских любовных страстей» и бессмертная музыка Жоржа Бизе, исполненная дирижером-постановщиком Аланом Бурибаевым.

И вот – новое воплощение «Кармен», на сей раз в Астане, но под тем же музыкальным руководством – маэстро Алана Бурибаева. Он дирижировал оперой и в Европе, и в Азии, но постановка в Astana Opera – это его первый опыт реконструкции и подачи «Кармен» в традиционном ключе, в версии, максимально приближенной к оригиналу. И справился он с этой новой для себя задачей уверенно, с большим знанием дела и безупречным вкусом.

Избранный театром путь «классического прочтения классики» во многом более сложный: в плане сценического оформления, актерской игры, языка (опера исполняется на французском). Но, как показала премьера, приложенные создателями спектакля усилия в полной мере себя оправдали. «Кармен» в режиссерском видении уже известного столичному зрителю по постановке «Мадам Баттерфляй» итальянского режиссера Лоренцо Амато предстала во всей полноте авторского замысла: с традиционной трактовкой персонажей, исторически и этно­графически выверенной сценографией (сценограф-постановщик Эцио Фриджерио) и характерными для той эпохи костюмами (художник Франка Скуарчапино). Даже решение заменить 16 прозаических диалогов, прозвучавших в первых постановках «Кармен» в Париже, на оперные речитативы было принято самим Бизе, причем буквально за несколько дней до смерти. Реализовал его чуть поз­же близкий друг композитора Эрнст Гиро.

В исполнительском составе премьерных постановок в Astana Opera на главные роли были заявлены Дина Хамзина и Татьяна Вицинская (Кармен), Мариус Влад и Артем Голубев (Дон Хозе), Сундет Байгожин, Барсег Туманян и Талгат Мусабаев (Эскамильо), Майра Мухамедкызы, Альфия Каримова и Салтанат Ахметова (Микаэла). И, как это обычно бывает, премьерные спектакли показали – сколько артистов, столько и характеров, видений, исполнительских интерпретаций.

Дина Хамзина выглядела прекрасно и актерски, и вокально. Ее Кармен была то игривой и дерзкой, то страстной и нежной, то трагически роковой. Певица сумела представить все грани этого сложного женского характера и создать цельный, яркий и запоминающийся образ. Кстати, в 2015 году именно она исполняла Кармен в нашумевшем спектакле ГАТОБ им. Абая. Но от той ультрасовременной алматинской Кармен не осталось и следа… Певице удалось гармонично вписаться в новое смысловое пространство образа, или, как она сама точно выразилась, «закрыть ту дверь и войти в новую».

Артистический темперамент обладательницы акустически колоритного меццо-сопрано с характерным узнаваемым тембром Татьяны Вицинской совершенно иной. В ее трактовке образа легендарной цыганки четко прослеживалась установка на точное воспроизведение психологического типажа героини: походки, мимики, жестов, выражения лица. В итоге ее Кармен оказалась ближе героине новеллы Проспера Мериме – личности не менее цельной, но более эгоистичной и холодной, опытной и опасной, не скованной в своем стремлении к свободе какими-либо моральными нормами. Певица вела свою партию уверенно и легко, с тонким чувствованием интонации и выразительной нюансировкой, демонстрирующей хорошую вокальную школу.

Высокий класс пения продемонстрировали и оба Хозе: солист румынской национальной оперы Мариус Влад и россиянин, солист Башкирского государственного театра оперы и балета Артем Голубев. Румынский тенор – зрелый и опытный вокалист. В его послужном списке – выступления в Ла Скала в Милане, Массимо в Палермо, Берлинской государственной опере, в Новой опере в Москве… В Астане он выступал в 2013 году.

Образ Хозе для Мариуса привычен и апробирован. Видимо, поэтому его пение – очень экономное и рациональное в голосовом и динамическом плане. Но оно покоряет красотой и чистотой тембровых красок, совершенной вокальной техникой. Его герой-любовник раскрывается для зрителя не сразу: образ невинного и благородного солдата, доведшего себя до отчаяния и полного саморазрушения, оформляется постепенно и достигает огромного эмоционального накала к трагической кульминации спектакля – заключительной сцене убийства, которая в музыкально-драматургическом плане решена Бизе просто гениально! Кармен повержена физически, Хозе – морально, народ – ликует, прославляя новых кумиров. В этой психологически контрастной и напряженной сцене Мариус Влад, при всей его эмоциональной сдержанности, был безупречен в правдивости и достоверности выражения чувств, акцентирующих суровое мужское начало в облике персонажа.

Хозе Артема Голубева, напротив, лирический и эмоционально открытый. Он страстно влюблен в Кармен, мечется и страдает, находясь во власти своих переживаний как в пении, так и в актерской игре. Зрителям такая трактовка образа, подкрепленная выразительным чувственным вокалом, оказалась ближе, и понятно почему: в театр приходят за новыми яркими эмоциями, и чем ближе к поверхности они лежат, тем легче их воспринимать.

Различен был актерский рисунок роли и у исполнительниц партии Микаэлы. Альфия Каримова создала образ нежной девушки невинной чистоты и кротости, стесняющейся своих чувств, в то время как Микаэла Майры Мухамедкызы более реалистичная и земная. Альфия Каримова привлекла слушателей своей юношеской непосредственностью, звонким, пластичным и трогательным сопрано, а ее более опытная коллега – высочайшим классом исполнительской культуры, актерской игры и прекрасным французским. Ведущая солистка театра Салтанат Ахметова также создала прекрасный образ Микаэлы, продемонстрировав высокое актерское мастерство и безупречный вокал.

Эскамильо мне удалось увидеть только в исполнении восходящей звезды театра Сундета Байгожина. Следует признать, что внешне привлекательный и импозантный «соблазнитель», обладающий к тому же красивым и сочным баритоном, как нельзя лучше вписывается в эту роль. Поэтому уже при первом появлении певца на сцене становится абсолютно ясно, почему Кармен предпочла Хозе именно его.

Весь молодой костяк нынешней оперной труппы порадовал своим вокальным и актерским мастерством. Это, несомненно, открывает перед театром большие перспективы как в плане организации гастрольной деятельности, так и в творчестве. Убедителен был молодой и перспективный баритон Евгений Чайников (Цунига). А четверка контрабандистов в обоих составах (Айзада Капонова – Фраскита, Елена Ганжа – Мерседес, Казбек Досмухамбетов– Данкайро, Рамзат Балакшиев – Ремендадо и, соответственно, Жамиля Джаркимбаева, Гульжанат Сапакова, Александр Красиков, Жан Тапин в тех же ролях) ну просто была на высоте! Все ансамблевые эпизоды с их участием звучали профессионально, свежо, артистически ярко, внося в развитие оперного действия необходимую динамику и колорит. Как, впрочем, и хоровые сцены, представленные в «Кармен» чрезвычайно широко и разнообразно.

По сути, роль хоров в этой опере настолько важна, что количественно они значительно перетягивают чашу весов в свою пользу в сравнении с сольными номерами (6 против 20). Более того, бо́льшая часть индивидуальных высказываний персонажей «погружена» в хоровые массовые сцены: вокруг них кипит жизнь, их окружает самый разный народ – табачницы, драгуны, дети, цыганки, контрабандисты… Новатор Бизе отказался от статичного хора: все хоровые группы в его опере должны двигаться в режиме и ритме сценического действия, обеспечивая ему контрастность, динамизм и особую зрелищность. Вспоминается в этой связи реакция одного из либреттистов «Кармен» – Людовика Галеви, который с ужасом писал в личном дневнике, что большинство певцов, участвующих в премьерной постановке, «сбито с толку» и «угрожает забастовкой». «После двух месяцев репетиций они утверждали, что два хора в первом акте неисполнимы: выход табачниц и потасовка вокруг офицера после ареста Кармен. …Для сцены Опера-Комик это было беспрецедентно. Участники хора привыкли петь вместе, выстроившись в линию, руки расслаблены, глаза зафиксированы на дирижерской палочке, мысли непонятно где». А тут – сплошное движение, беготня и даже драки! И при этом надо умудриться петь в такт, стройно, да еще и в нужном характере.

Надо отдать должное хору Astana Opera, (главный хормейстер – Ержан Даутов). Со своей сложной задачей он справился превосходно! Все хоры в опере – один лучше другого! Отточенные, яркие по звучанию, хара́ктерные по образности. Особенно хочется отметить детский хор (руководитель – Алтынганым Ахметова). Его появление на сцене вызвало у зрительного зала чувства умиления и теплоты, а сценическое действие при этом стало еще более жизненным и правдивым. В отличие от парижских хористов конца XIX века, активно марширующая на сцене детвора исполнила свою партию не только чисто и ритмично, но и с большим воодушевлением. Юные артисты детской студии Astana Opera явно гордились собой, осознавая всю ответственность возложенной на них миссии, а в их глазах горели озорные огоньки восторга от всего происходящего.

Массовые сцены – это «конек» большой французской оперы, делающей акцент на театральности и зрелищности спектакля. А в случае с «Кармен» – испанской новеллой с цыганской тематикой – Бизе, как говорится, «сам бог велел» ввести в оперу в изобилии массовые сцены и яркие танцевальные номера. Поэтому так важна здесь роль балета, артистов миманса и, конечно, декораций и костюмов. Последние, кстати сказать, сразили публику монументальностью, размахом и исторической достоверностью. Массивные, почти в натуральную величину конструкции на сцене точно воссоздавали место действия и дух времени. Вот табачка на городской площади в Севилье с настоящим фонтаном, в брызгах которого дерзкая цыганка кокетничает с солдатами… А в диких горных ущельях движется толпа контрабандистов, перевозя свои тяжелые тюки на загримированном под испанского мула ослике… Каждая новая декорация вызывала овации публики, которая была изумлена не только богатым и реалистичным оформлением спектакля, но и стремительной сменой визуального ряда, кажущегося просто неподъемным в силу своих гигантских размеров.

Но, пожалуй, самой большой неожиданностью стало дизайнерское решение оркестрового антракта к четвертому действию оперы с использованием эффекта 3D. Вместо занавеса перед глазами зрителей возникла красочная статичная картинка с изображением Севильи, на которой вдруг пластично задвигались в такт музыке разодетые в красочные испанские костюмы танцоры. Зал ахнул от удивления и неистово зааплодировал, оказавшись в плену жгучих испанских танцев и завораживающей музыки Бизе.

Одним словом, сюрпризов, ярких впечатлений и эмоций от происходящего на сцене было, что называется, через край. Три с половиной часа пролетели незаметно. Опера, которую многие в зале хорошо знали, смотрелась и слушалась будто в первый раз.

Думается, что именно с такого бережного взгляда на классику и должно было начаться путешествие молодого, но уже имеющего большой постановочный и исполнительский опыт освоения классического репертуара театра, в удивительный мир оперы Бизе «Кармен». Хотя в случае с данным произведением предложенный академизм постановки воспринимается как авангард – настолько дистанцировались от подлинника многие интерпретации «Кармен» и в прошлом веке, и в новом тысячелетии.

Astana Opera предоставила возможность зрителям, особенно молодежи, которой в зале было намного больше обычного, соприкоснуться с подлинным шедевром Бизе, с академизмом в высоком смысле слова, основанном на истинных чувствах и переживаниях. Ведь академизм академизму рознь… И когда за дело берутся по-настоящему талантливые творческие личности, результат априори не может быть скучным и рутинным.

АВТОР:
Гульнар Абдрахман
12:04 , 24 Ноября 2017

Генеральный спонсор

Спонсоры и партнеры