Как спектакль переходит сквозь оркестровую яму в зрительный зал

Известный балетмейстер Карл Барнетт уже более 10 лет ставит балет «Манон» легендарного хореографа XX века сэра Кеннета Макмиллана на ведущих мировых площадках. 28 и 29 апреля состоится премьера балета из репертуара Королевского театра Ковент-Гарден в «Астана Опера». В своем интервью Карл Барнетт раскрыл секреты долговечности этого полотна, рассказал о работе с казахстанскими артистами и многом другом.

— Балет «Манон» создан по мотивам романа французского писателя аббата Прево «История кавалера де Грие и Манон Леско». Отразился ли французский стиль в британской хореографии?

_DSC2569— Я бы сказал, что это международный балет. В Парижской опере в интерпретации французских артистов он становится исконно французским. У мексиканской постановки, премьера которой состоится совсем скоро, будет латиноамериканский дух. Это одна из причин того, что спектакль по сей день сохраняет актуальность. «Манон» существует только в хореографии К. Макмиллана, которую исполняют по всему миру. В отличие от таких балетов, как «Спящая красавица», «Лебединое озеро», где у каждой труппы есть своя постановочная версия.

«Манон» – особенный балет. Я всегда любил этот спектакль, с самых первых дней, когда, еще в юном возрасте, впервые его увидел. Работать над этим балетом годы спустя – просто замечательно, благодарен судьбе за эту возможность.

— Что самое сложное в исполнении и подготовке балета «Манон»?

— Этот непростой спектакль – испытание для всей труппы. В нем пять главных партий – Манон, де Грие, Леско, Любовница Леско, а также Господин ГМ. Солистам необходимо усвоить большое количество информации, чтобы потом выдать свою трактовку роли. На мой взгляд, именно от интерпретации зависит успех балета. Это то, что позволит спектаклю перейти сквозь оркестровую яму в зрительный зал.

— Как давно вы работаете над этой постановкой и над балетами Кеннета Макмиллана в целом?

— Это примерно двадцать пятая постановка «Манон» в моей практике. Я начал работать над балетами К. Макмиллана в 1997 году в Немецкой опере Берлина. Когда я перестал танцевать профессионально, то желая стать балетмейстером, прошел курс системы Р. Бенеша. При помощи этой системы можно записать каждое движение в балетном спектакле. Ко всем балетам К. Макмиллана, таким как «Майерлинг», «Манон», «Ромео и Джульетта», имеются танцевальные партитуры. Это замечательный способ сохранить балет. Люди часто спрашивают: почему бы не использовать видео? Однако проблема видеозаписей в том, что это только одно выступление, одна интерпретация. Всегда есть вероятность того, что в тот день что-то пошло не так и были внесены вынужденные изменения.

Точно по такой же системе я начал работать с А. Прельжокажем. Этот современный хореограф также является сторонником учения Р. Бенеша, и ко всем его балетам существуют танцевальные партитуры. Я стал его ассистентом, работал с ним много лет и по сей день продолжаю сотрудничать с его труппой.

— Известно, что с артистами «Астана Опера» вы также ставите этот балет, используя систему Р. Бенеша.

— Верно. Пару лет назад по заказу леди Макмиллан я переписал партитуру танца к балету «Манон». До этого существовала партитура 1974 года, но на протяжении долгих лет она не обновлялась. Я собрал всю информацию – изменения, сделанные маэстро Макмилланом, его замечания, сохраненные известными артистами, которые первыми исполнили этот спектакль и т.д.

— Эту постановку вы осуществляете в паре с Патрицией Руанн. Как началось ваше сотрудничество?

— Мы с Патрицией Руанн успешно сотрудничаем уже много лет. Работая в труппе лондонского Королевского балета, она долгое время танцевала в постановках К. Макмиллана. Затем она покинула Королевский балет и присоединилась к Лондонскому фестивальному балету, где стала одной из партнерш Р. Нуреева в Лондоне. Для их дуэта он создал «Ромео и Джульетту». Став директором балетной труппы Парижской оперы, Р. Нуреев пригласил ее на должность главного балетмейстера. И когда в 1990-1991 годах в Парижской опере впервые была осуществлена постановка «Манон», она ассистировала К. Макмиллану по его личной просьбе. У нее большой опыт работы с этим спектаклем и она может многое дать казахстанским танцовщикам.

— Ваши впечатления о балетной труппе «Астана Опера»?

— Могу с уверенностью сказать, что президент Нурсултан Назарбаев – мудрейший человек, который проявляет глубокую заботу о народе. По его инициативе в столице был построен великолепный театр, где созданы все условия для творчества. В «Астана Опера» очень молодая балетная труппа. У артистов есть сильная техническая база. Замечательно, что Алтынай Асылмуратова расширяет репертуар разнообразными постановками. В случае с «Манон», это будет совершенно иной подход к классическому балету, где основная нагрузка приходится на актерское мастерство, а не технические навыки.

— В одном интервью вы говорили, что как танцовщику и постановщику вам близка музыка Ф. Листа. А есть ли любимый персонаж?

— Никогда не задумывался, кто мой любимый герой. Из постановок, над которыми работал, я бы сказал, что это кронпринц Рудольф из балета «Майерлинг» К. Макмиллана. Не имею в виду, что хотел бы быть похожим на него, но считаю его интригующим персонажем. Кронпринц Рудольф – реально существовавший человек, который прожил удивительно странную, печальную жизнь и умер при трагических обстоятельствах.

— В каких театрах вы работали? Каковы ваши самые яркие воспоминания и впечатления?

— Я стараюсь взять что-то отовсюду, где бы я ни работал: на больших или маленьких сценах. Иногда малоизвестные коллективы могут удивить вас даже больше, чем труппы с именем. Конечно, Парижская опера удивительна, работать над «Манон» или другим спектаклем во дворце Гарнье прекрасно. В труппе невероятное количество танцоров, включая этуалей, там порядка семи или восьми составов главных героев. Физически тяжело каждый день репетировать с ними, но это замечательный опыт. Работа в Королевском оперном театре Ковент-Гарден в Лондоне всегда немного напоминает возвращение домой.

— Когда вы надолго уезжаете, то скучаете ли по родине?

— Конечно, как и любой другой человек. Современные способы коммуникаций позволяют легко поддерживать связь с семьей и друзьями. Кто-то предпочитает жить дома и работать с 9 до 5. Специфика моей профессии подразумевает необходимость путешествий, и близкие люди понимают и принимают это. Когда я возвращаюсь, то все время проводим вместе.

— Успеваете ли отдыхать?

— Я люблю слушать музыку, классическую или современную, только не балетную. Еще один способ расслабиться – посмотреть интересный фильм: для меня это хорошая возможность эскапизма.

— Ваши впечатления от Астаны?

— Когда я год назад впервые приехал в Астану для знакомства с труппой, мне удалось немного посмотреть город. Я посетил замечательный Национальный музей, Дворец Мира и Согласия, поднялся на Байтерек, приложил ладонь к отпечатку руки Президента Н.А. Назарбаева. Однако я надеюсь вернуться в менее ветреную и холодную погоду, прогуляться и хорошенько все рассмотреть.

— Спасибо за интервью.

Генеральный спонсор

Спонсоры и партнеры