«Итальянские страсти» Дзеффирелли в Казахстане

Репертуар «Астана Опера» недавно пополнился еще одной жемчужиной мировой музыки — красивейшей оперой композитора Джузеппе Верди — «Аидой». На сцене столичного театра звездами мирового масштаба разыгралась настоящая итальянская трагедия — неразделенная любовь, ревность, предательство, смерть влюбленных, сильно впечатлившая казахстанскую публику. Массивные и ослепляющие декорации, музыканты высшего класса, сплоченный оркестр под руководством канадского профессионального «полководца» — Кери – Линн Уилсон обеспечили ошеломительный успех детищу маэстро Джузеппе. А как же иначе, если режиссером привезенной «Аиды» является сам Франко Дзеффирелли?

«Аида» из Ла-Скалы – повод гордиться музыкальной жизнью нашей страны. С гордостью хочется отметить, что постановку подобного масштаба могут позволить себе считанные театры. Имея сей шедевр в своем репертуаре, «Астана Опера» сумела обрести статус «победителя».

Говоря о победе, напомню слова Верди (довольно пророческие), написанные другу на следующий день после премьеры оперы в Милане 1872 году: «…не хочу перед тобой прикидываться скромником и скажу прямо: мне кажется, что Аида – это успех, который будет наполнять театр…».

Новые имена для Казахстана, но широко известные за ее пределами обеспечили ошеломительный успех итальянской опере на казахской земле. Радамес – великолепный тенор Вальтер Фраккаро, темнокожая и волнующая Аида из Арканзаса — Кристин Льюис, а также благородных кровей принцесса Амнерис, партию которой исполнила гостья из России – Екатерина Губанова. Особенно выделился Амонасро, эфиопский царь в лице одного из величайших баритонов мира – Луки Салси.

Красивая и изысканно одетая столичная публика, с блеском в глазах, взволнованно перешептывалась между собой в предвкушении приятного музыкального вечера. Все же, с началом увертюры волнение в зале не прекратилось. Она была несколько напряженной, внимание слушателей все так же оставалось рассеянным. Но стоило занавесу подняться, как «стреттно», подобно знаменитой мексиканской волне, по залу пронеслись восторженные и изумленные возгласы. Экзотичные для казахстанского зрителя декорации – массивные колонны, позолоченные фигуры Амона и Ра, ярко одетые второстепенные герои оперы мгновенно приковали к себе взор публики.

И вот на сцене появляются солисты – Радамес, Амнерис, затем и Аида в богатых и нешуточных костюмах, которыми восторженно любовались мужчины и жадно разглядывали женщины. Молодой полководец Радамес – привлекательный тенор с кристально чистой интонацией прекрасно исполнил свою партию в первой картине. Без единого намека на фальшь, что очень похвально. Однако, в начале оперы ощущалась некоторая неуверенность и растерянность солиста.

После выхода на сцену Амнерис, казалось бы, ситуация несколько изменилась. Но все же, в голосе дочери фараона немного не хватало той наглости и дерзости, свойственной Вердиевскому образу. Несмотря на это, Радамес и Амнерис, спустя мгновение, все же успели прийти в себя и с честью продолжили исполнять свои партии. Эта временная адаптация нисколько не помешала публике продолжать восторгаться и восхищаться происходящим на сцене.

Аида, партию которой исполняет молодая Кристин Льюис, настолько красива, скромна и в тоже время темпераментна, что можно с уверенностью констатировать, что она одна из лучших Аид, которую только можно себе представить. Внешние данные солистки вполне соответствовали образу эфиопской героини. Первые ноты свидетельствовали о ее профессиональности и большом таланте. Ее милые «верхушки», характер исполнения, полный нежности и любви, услаждали слух. Хотя изначально создалось ложное впечатление, что певица нарочито сдерживала всю мощь своего голоса в попытке создать образ непорочности и самоотверженности рабыни.

Невозможно обойти стороной мужской хор. Благородные, мощные мужские голоса дополняли атмосферу величественного Египта. Первая картина закончилась эффектной мизансценой, достаточно эмоционально и выразительно в музыкальном плане.

Вторая картина ввела нас в атмосферу молитвы египетским богам. В считанные минуты, работниками театра удалось поменять основные декорации, а участникам — сменить костюмы. Эта, пожалуй, единственная картина в опере, в которой практически не разворачивается ни как сценическое, ни музыкальное действие. Она является своеобразным переходом от первой картины первого действия к началу второго, которые являются наиболее зрелищными во всей опере.

Очень красочно открылась картина покоев дочери фараона в окружении своих рабынь. Очень выразительно и коварно прозвучала партия Амнерис в дуэте с Аидой. Екатерина Губанова не только прекрасно продемонстрировала социальное превосходство над эфиопской рабыней, но и умудрилась намекнуть нам на ее уязвимость и зависимость от чувств Радамеса. Кульминацией картины стало драматичное столкновение главных героинь. Правдиво и «по-женски» прозвучал дуэт Амнерис и Аиды, который сумел задеть своей эмоциональностью практически всех представительниц прекрасного пола. Картина заканчивается той же мизансценой, которой завершилась первая картина — Аида с разведенными в стороны руками (напоминает фигуру креста) сидит в центре сцены, тем самым символизируя глубокое отчаяние и безысходность своего положения.

Следующая картина – сцена народного ликования, является наиболее яркой и зрелищной во всей оперной постановке. Впечатляющие декорации, порой даже устрашающие, окончательно приковали к себе внимание зрителей. Огромное количество бутафории не давала покоя бедной публике, которая, не успев впечатлиться флагштоками, торопилась переключить свое внимание на появляющихся из-за кулис огромные скульптуры египетских богов.

Все же, в процессе созидания египетского великолепия, созданного руками Дзеффирелли, невольно забываешь — это все же опера и главное здесь – музыка. Пока зрители привыкали к новому «местоположению» действия оперы, тем временем на сцене происходило торжественное шествие Радамеса и празднование его победы. Особенно в этой сцене хотелось бы выделить танцевальный номер. Современная хореография, простая и незамысловатая, вводит некий ментальный контраст. Раскрепощенный, дерзкий и дикий характер танцевальной сцены с полуобнаженными телами танцоров противопоставляется набожности и сдержанности египтян.

Фаворитом этой картины безоговорочно стал Лука Салси – исполнитель партии Амонасро. Волевой и энергичный баритон проникновенно исполнил свою партию, к которой затем присоединяется его дочь – Аида и хор пленников. Очень эмоционально и трогательно заканчивается картина, в финале которой сплетаются радостные и торжествующие возгласы Амнерис – будущей жены Радамеса, скорбные партии Аиды и Радамеса.

Если первые два действия можно считать своеобразным введением в атмосферу Египта, демонстрацией технических возможностей сцены театра, то оставшиеся два действия безоговорочно являются усладой для слуха и души. Как пронзительно и прозаично прозвучал любовный дуэт Радамеса и Аиды в третьем действии, насколько эмоциональна и искренна была Кристин Льюис, заставившая нас поверить в трагичность ее ситуации.

Кульминацией третьего действия стала сцена суда над Радамесом. Екатерина Губанова раскрыла свою героиню с совершенно противоположной стороны. Теперь перед нами была хрупкая, ранимая и любящая женщина, готовая на все ради своего возлюбленного. На фоне грубого мужского хора, партия Амнерис в исполнении российской дивы звучала настолько проникновенно и глубоко, что потребовалось незамедлительное сопереживание страдающей. Полная настоящей женской ярости сцена, где дочь фараона проклинает жрецов «Правосудье небес воздаст за меня!» произвела незабываемый эффект «грома и молнии», заставив сидящих в зале испытать дрожь по всему телу.

В заключительной картине оперы прозвучал один из лучших дуэтов мировой классики — «Прости, земля, прости, приют всех страданий» в исполнении Радамеса и Аиды. Вальтер Фраккаро и Кристин Льюис нежно и с трепетом спели свои партии, заставив прослезиться милых дам, а мужчин – сдерживать эмоции.

 

Совместная постановка этой замечательной оперы двумя ведущими театрами мира — «Ла Скала» и «Астана Опера» торжественно открывает новую страницу в истории музыкальной жизни нашей столицы. «Аида» — это ода, воспевающая нравственную чистоту и душевную красоту человека. Музыка одного из величайших композиторов Италии пробудила в каждом из слушателей самые светлые и сокровенные чувства, тем самым оставив заметный след не только в памяти, но и в наших сердцах.

 

Лира Бекболатова

Генеральный партнер