Историческая мелодрама в парижском прочтении

Елена Борисовна Долинская

Доктор искусствоведения,

Заслуженный деятель искусств РФ,

Лауреат премии Правительства РФ

и премии Правительства Москвы,

профессор Московской консерватории

Открытый в 2013 году музыкальный театр «Астана Опера» не только успел обрести любовь зрителей Казахстана, но много шире – вызвать к себе неподдельный интерес в мире. Мне везет – второй раз присутствую на балетной премьере. Уже довелось озвучить в прессе Казахстана и России свое искреннее восхищение воплощением балета «Карагоз» Газизы Жубановой, поставленного с использованием музыки ее дивного Скрипичного концерта, ставшего уже классикой.

Новая встреча с театром, который я воспринимаю как «Астана Опера-Балет», снова подарил интересное хореографическое впечатление: балет Морса Жарра «Собор Парижской Богоматери». Он поставлен силами балетной труппы замечательного театра.

В современной мировой театральной практике широко бытует путешествие по ведущим сценам наиболее знаковых спектаклей, как оперных, так и балетных. Выдающийся французский хореограф Ролан Пети еще в 1965 году создал балет по мотивам знаменитого романа Виктора Гюго «Собор Парижской Богоматери». Причем, как подчеркивают организаторы спектакля, они в точности воспроизвели хореографию Пети (балетмейстер-постановщик Луиджи Бонино), сценографию Рене Альбо (ее перенес Мишель Дезире) костюмы же известнейшего кутюрье Ива Сен-Лорана воссоздал Филипп Бино. И именно они (костюмы) встречают гостей в красивом вестибюле театра.

Собор не первый раз трактуется для балетной сцены. Но первым в Париже перенес именно на сцену как хореографическое действо Р. Пети. Помню блистательную жизнь героев романа В. Гюго на сцене Московского театра имени К. Станиславского и Вл. Немировича-Данченко балет шел на музыку Цезаря Пуни в транскрипции Рейнгольда Глиэра и Сергея Василенко. В роли Эсмеральды блистала молодая В. Бовт, а сам балет шел в роскошных жизнеподобных декорациях Собора Парижской Богоматери.

Бригада Р. Пети создала другой тип сценографии: сцена на ней лишь огромные (они увеличены по сравнению с оригиналом, т.к. сцена театра «Астана Опера» много больше, чем в Парижской Grand Opéra)подиумные конструкции частично изготовленные за рубежом, как и гигантский колокол, на котором во втором действии раскачивается Квазимодо. Образ же самого собора лишь слегка мерцает на заднике сцены.

Материал для оригинальнейших костюмов изготавливался из натуральных французских тканей на фабрике в Лионе. Точно соблюдались цвета, символических для главной героини: лиловый, телесный и белый. Вечная идея Ива Сен-Лорана – гипертрофия форм и размеров в костюмах не столько главных, сколько второстепенных действующих лиц также нашла отражение (например, в Прологе появляются Дамы в средневековых костюмах, со шлейфами в три метра и с огромными шляпами; для Путан – большие накладные бюсты).

А что же свое заявлено в спектакле «Астана Опера»? Главное, без чего не может существовать ни один балет – замечательная труппа ведущих артистов, очень способных, владеющих всеми видами и формами хореографии: от классики до современности. Кроме того – прекрасно работающий кордебалет, кстати, выполняющий в спектакле не фоновую роль, а функцию резонатора или своего рода комментатора того, что происходит на сцене.

Руководитель балета «Астана Опера», Народная артистка России Алтынай Асылмуратова говорит: «Собор Парижской Богоматери» – балет, который могут себе позволить далеко не все театры. Хореография, требующая точности, детальности – испытание для артистов. Это сложно для них, но очень полезно. В труппе есть и Эсмеральды, и Квазимодо. Считаю, что для любого артиста иметь в своем репертуаре интересные, драматические роли – большая удача. Не все выпадает такое счастье».

Следует сказать, что среди героев балета наиболее переосмыслен Р. Пети образ Квазимодо. Кстати, не только внутренне, но и внешне – у него нет ни традиционного горба, ни маски страха на лице. На премьере (24 и 25 июня) эту партию воплощали Бахтияр Адамжан и Рустем Сейтбеков. Для их героев Р. Пети придумал угловатую, резко акцентную, а временами даже непривлекательную пластику. В отличие от традиционного решения судьбы героев в балете главным его действующим лицом Р. Пети делает именно Квазимодо, а не Эсмеральду (Мадина Баспаева и Айгерим Бекетаева). В профиле хореографического рисунка Эсмеральды господствует лирика, мечтательная вдохновенность и покорность судьбе (прежде всего в дуэтах с Квазимодо). Достойно выступили исполнители еще двух сольных партий – архидьякона Клода Фролло (Серик Накыспеков и Газиз Рыскулов) и Феба (Жандос Аубакиров и Арман Уразов).

Необычность спектакля усиливает и его музыкальная составляющая. Композитор Морис Жарр опирается не на традиционный симфонический оркестр, а на ансамбль солистов, куда включены две арфы, орган, челеста и огромное число самых разноголосых ударных (11 участников). М. Жарр, по первой специальности ударник, написал музыку к пяти балетам. Но при всех достоинствах спектакля показалось, все же, что наиболее уязвимым звеном является партитура композитора. В ней три составляющих – уже указанная максимально расширенная группа ударных, как звуковой носитель негативных сил, орган и мужской хор олицетворяют образ Собора – защитника угнетенных и обиженных, и, наконец, лирическоеAdagio Эсмеральды и Квазимодо, которые из традиционных хореографических дуэтов порой превращаются в трио действующих лиц. Такая драматургическая идея композитора ясна, но при этом казалось, что самой музыке в этом балете живется несколько тесновато.

Разумеется, когда спектакль только рождается (как и дитя человеческое), к нему рано предъявлять суровые требования изначального совершенства. Так не бывает, вернее, не должно быть. Р. Пети был прав, когда прозорливо говорил, что для грандиозного успеха балета всего-то надо придумать провоцирующую хореографию и иметь блестящих танцовщиков. Этот его завет творчески претворен на сцене «Астана Опера-Балет».

 

Генеральные партнеры

Спонсоры и партнеры