Дон Кихот и все-все-все © kazpravda.kz

Репертуар Государственного театра оперы и балета Astana Оpera пополнил еще один шедевр балетной классики – «Дон Кихот» Л. Минкуса, премьерные спектакли которого прошли с аншлагом.

фото из архива театра Astana Opera

«Дон Кихот» был первым из 16 балетов, сочиненных Людвигом Минкусом для хореографа Мариуса Петипа. Правда, столь же прославленной стала только «Баядерка», которая тоже с большим успехом идет в столичном театре. «Дон Кихот» в рекламе не нуждается: пожалуй, ни один гала-балет не обходится без знаменитого Гран-па с 32 фуэте балерины и захватывающими дух прыжками-полетами танцовщика.

В Астане этот балет в постановке заслуженных деятелей Казахстана Турсынбека Нуркалиева и Галии Бурибаевой шел на сцене НТОБ им. К. Байсеитовой, в Astana Opera на гастроли его (в редакции Рудольфа Нуреева) привозил театр «Ла Скала». Тем интереснее было смот­реть новую постановку.

Художественный руководитель балета народная артистка России Алтынай Асылмуратова, взяв за основу редакцию Александра Горского, которая идет в Мариинке, предложила свою двухактную версию. В ней Цыганский танец и Фанданго поставлены педагогом-репетитором Еленой Шерстневой, увеличено количество солис­тов-мужчин, из сцены «В кабачке» в сцену свадьбы перенесен дуэт тореадора Эспады с Уличной танцовщицей.

Новаторство А. Горского состояло в том, что он, нарушив классическую традицию, главным действующим лицом своего «Дон Кихота» сделал не балерину, а толпу. На сцене бурлила жизнь, и, таким образом, роль кордебалета становилась практически ключевой.

«Дон Кихот» не только исполнителям главных партий дает возможность показать себя и запомниться публике. Запоминаются яркие партии Уличной танцовщицы и Эспады (Анастасия Заклинская и Жанибек Ахмедиев, Айдыс Саая и Бауржан Мекембаев), цветочниц (Асель Кусаи­нова и Молдир Шакимова), Амурчика (Гульзира Жантемир), повелительницы дриад (Анель Рустемова, Асель Шайкенова), вставные вариации в исполнении Елены Семеновой и Марико Китамуры.

Хороши пятерка танцовщиц в классических пачках, шестерка тореадоров с полыхающими мантильями и их друзья-соперники – бандерильеро… И все это под музыку самую зажигательную, которая так захватывает, что усидеть на месте трудно.

На пресс-конференции дирижер-постановщик Арман Уразгалиев очень горячо защищал композитора от нападок снобов, считающих музыку «Дон Кихота» неглубокой, иллюстративной и даже примитивной.

– Мнение это ошибочное, – говорит дирижер. – Музыка «Дон Кихота» очень яркая. Ее испанско-цыганский колорит вполне оправдан, так как действие происходит в Барселоне. Музыка насыщена ритмами и мотивами того времени, а главное – точно соответствует комическому содержанию.

Своя музыкальная характеристика есть у всех основных персонажей, даже у не танцующих. Например, каждое появление Дон Кихота предваряется музыкой раскатисто-помпезной и чуть заунывной – это своего рода визитная карточка Рыцаря печального образа. Исполнитель этой роли Жанибек Иманкулов с высоты своего роста редко смотрит вниз, на людей, а чаще – вверх, на небеса, в которых его герой и витает. Движения у старого чудака медленные, старомодно-церемонные. Очарованный юной Китри, он танцует с ней менуэт, не обращая внимание на ироничные взгляды окружающих.

О партии Дон Кихота Алтынай Асылмуратова говорит как о самой сложной, ведь гораздо легче исполнять поставленные танцы. А этот герой задает романтический настрой всему спектаклю, он живет в своем темпоритме. Есть такие моменты, когда кажется, что ничего не происходит, и для актера очень непрос­то наполнить их смыслом.

– Такие партии не делаются сразу. Но Жанибек будет прекрасным Дон Кихотом, – уверена А. Асылмуратова, – для этого у него есть все данные – рост, фактура, актерские способности.

Все сцены Санчо Пансы (по контрасту с его хозяином) сопровождает легкая полька. В ее бойком ритме забавным «толстячком», как мячиком, играет веселая толпа на городской площади. Бостан Кожабеков то летит от грубых толчков с одного края сцены на другой, при этом «ювелирно» проскальзывая между стройными рядами танцую­щих, то, подброшенный, смешно дрыгает ножками, то комично падает… Публика сразу полюбила его героя.

Интересно разработана музыкальная характеристика спесивого глупца Гамаша, предопределившая пластический рисунок образа, который очень точно создает Рахметулла Науанов. Этот персонаж, по словам Алтынай Асылмуратовой, во многом определяет успех первого акта. Собственно, богатый Гамаш, пожелавший жениться на дочери трактирщика Лоренцо – красавице Китри, и «держит» сюжет. Его невозможно не заметить: длинная фигура в зеленом фраке, рыжих сапогах и шляпе с разноцветными перьями; мелкая подпрыгивающая походка, нелепые «аристократические» манеры… В этой роли артисты просто купаются, придумывая множество смешных деталей и подробностей. Правда, балет построен так, что часть своей пантомимной партии Р. Науа­нов исполняет, находясь у правой кулисы, а внимание публики в это время приковано, конечно, к танцам.

Папаша Лоренцо – не первая комическая роль Жанадиля Бейсембиева. Поклонники балета помнят его уморительного купца Ланкедема из балета А. Адана «Корсар». Так что нынешнее неудавшееся укрощение строптивой дочки, влюбившейся в бедного брадобрея, – тоже партия, точно совпадающая с его яркой актерской индивидуальностью.

И так же совершенно точно были определены исполнители главных партий: Кит­ри – заслуженный деятель Казахстана Мадина Басбаева и Базиль – Бахтияр Адамжан (во втором составе – заслуженный деятель Казахстана Гаухар Усина и Арман Уразов). На вопрос, по каким критериям шел отбор артистов на главные партии, Алтынай Асылмуратова ответила: «Есть такое немодное нынче слово «амплуа». Мадина – человек открытый, жизнерадостный, в ней есть то, что называется «завод». Если говорить о Гаухар, это тоже «ее» спектакль».

Партия Базиля, как хорошо подогнанный костюм, «села» на Бахтияра Адамжана. Он с разными партнершами не раз танцевал в гала-балетах па-де-де, где буквально взрывал зал высоченными прыжками, головокружительными поддержками и стремительными вращениями. Спектакль позволил в полную силу раскрыться и его актерскому темпераменту. Аплодисменты звучали после каждого блис­тательно исполненного па.

Заметим, что две пары солистов танцуют по-разному, благо хореографический текст позволяет вносить изменения и демонстрировать свои «фишки». Так, оба парт­нера легко исполняют верхнюю поддержку на правой и левой руке, но Бахтияр при этом еще и стоит на одно ноге (!). А когда, подбросив партнершу, ловит ее почти у пола, зал просто ахает. Арман не просто летит в шпагате по кругу, но совершает переворот в аттитюд. Мадина крутит не простое, а двойное фуэте… Так что зрителям есть резон смотреть оба состава.

Партия Китри осложняется тем, что после буйного площадного веселья солистка появляется в картине сна Дон Кихота в образе Дульсинеи и танцует «пачечную» классику, демонстрируя безупречные линии и позы. А это уже другой стиль… Меняют стиль и Уличная танцовщица, и цветочницы, которым приходится после первого акта переобу­ваться из пуантов в туфли.

«Сон Дон Кихота» – удивительная картина, она решена в нежных, словно сквозь дымку, зеленых тонах, ведь действие происходит в прекрасном саду, где царствуют дриады – духи деревьев. Это мечта Дон Кихота об идеальном мире. Вместе с солистками, исполняющими вариации, и артистками кордебалета в изумительно красивых пачках цвета бледной бирюзы очень слаженно танцуют амурчиков 12 воспитанниц недавно открытой Академии хореографии, ученицы вторых и третьих классов (педагоги-репетиторы – Гульнар Алиева, Людмила Макарцева, Гульмира Дон, Асем Аяпбергенова). Задействованы дети и в других сценах.

Со взрослыми артистами работали педагоги-репетиторы – Елена Шерстнева, в чьем ведении находился кордебалет, и заслуженный артист России Константин Заклинский, который отрабатывал не только технические моменты танца, но и мизансцены. Ведь именно благодаря полным юмора мизансценам, где герои кокетничают, ссорятся, мирятся и целуются, прикрывшись веерами, балет и становится живым и веселым.

А удивительно зрелищным его делает итальянская команда во главе с патриархом – 86-летним сценографом Эцио Фриджерио. Вместе с супругой – художником по костюмам Франкой Скуарчапино и художником по проекциям Серджио Металли они оформили уже 8-й спектакль в Astana Opera. Не впервые работал в нашем театре и художник по свету Якопо Понтани.

Книжность героя-мечтателя подчеркивает проекционный тюль-гобелен, который мы видим после открытия занавеса. Он представляет собой то обложку самого романа, то графические иллюстрации к нему в духе Гюстава Доре, и Дон Кихот шагает в живую яркую жизнь прямо со страниц знаменитого произведения Сервантеса.

Придумок в этом спектакле очень много, включая анимацию. Так что штамп «украсила репертуар» очень точно характеризует новую балетную постановку. Как обычно говорят, премьерный спектакль должен «дозреть» – тогда уйдет волнение, солисты и артисты кордебалета окончательно «обживут» свои роли и даже в самом дальнем уголке сцены жизнь Барселоны будет кипеть по-настоящему. А еще появятся новые составы исполнителей и внесут свои краски в бессмертные образы героев романа, признанного лучшим в мировой литературе.

АВТОР:

Анна НЕГИНА

Генеральные партнеры

Спонсоры и партнеры