Чио-Чио-сан в закулисье © kazpravda.kz

Сегодня в Astana Opera состоится премьера оперы «Мадам Баттерфляй» Джакомо Пуччини.

В опере главное, конечно, музыка. Поэтому так тщательно готовятся вокальные партии, дирижер и музыканты вникают в малейшие нюансы оркестровой партитуры. Однако, особенно для сидящих в зале, важна и «картинка» – то, что они видят на сцене: декорации, костюмы артистов, детали интерьера, игра света…
Мы побывали в закулисье «Мадам Баттерфляй» за неделю до премьеры. Многие «пазлы» декораций уже заняли свое место, другие еще были «разбросаны» по цехам. Продолжали сосредоточенно работать бутафоры, костюмеры, художники, швеи, плотники, машинисты сцены, электрики – многие и многие люди, имена которых зрителям не известны, но их труд – непременная и, наверное, самая зримая составляющая любого спектакля.

Уже был смонтирован двухэтажный дом Баттерфляй, готовы расписанные вручную панели с изображением природы и зеленая лужайка, кстати, с мягкой, почти шелковистой «травой». Возле огромной сакуры, которой еще предстояло зацвести нежными розовыми цветами, рабочие сцены, стоя на высоких раскладных лестницах, делали последние замеры. Трудно поверить, что дерево-исполин – сложная металлопластиковая конструкция. И вдруг захотелось прикоснуться и ощутить ладонью шершавый, приятный на ощупь кусочек древесной коры.

570fff55a7c521460666197.jpeg

Впрочем, попавший за кулисы постоянно испытывает искушение что-нибудь потрогать, примерить, понюхать и даже попробовать «на вкус». Ну как устоять, когда видишь добрый десяток париков, и не просто париков, а ту самую традиционную японскую укладку гейши, популярную во всем мире. Уговаривать девушек из гримерного цеха попозировать фотографу не пришлось! А рядом, представьте себе, постижер колдовала над паричком для сына Чио-Чио-сан, прикрепляя крючком тонкие прядки (чуть ли не волоски!) к сетчатой основе. Абсолютная проза жизни. Хотя потом, на сцене, у ребенка будут прекрасные белокурые локоны.

570fff66d3fcb1460666214.jpeg

В закулисье «прозаического», действительно, многого: пыль, стружка, пятна краски, обрывки ткани, перепачканные фартуки и перчатки сотрудников цехов. Зато какие замечательные изделия (реквизит – унылое слово) делают их умелые руки! Сейчас это – цветы, корзинки (каждую сделать, зашпаклевать, покрасить, отполировать), бумажные, железные, деревянные фонари, причудливые вазы, тарелки, подушки, подносы, набор для саке, японский столик, шкатулка, лошадка-качалка…
– Каркас обклеивается папье-маше, дальше следует этап росписи, – объясняет бутафор-декоратор Анастасия Сон. – Лошадка рассчитана на вес ребенка. И если малыш-артист решит покачаться на ней, то может смело это сделать.

Не могу не сделать отступление. В бутафорском цехе увидела «старого знакомого» – слона из «Баядерки». В конце прошлого года он был здесь главным «действующим лицом», а теперь как-то грустно стоял в углу. «И вам жалко слоника, да? Только пять минут побыл на сцене и снова к нам. Но ничего, скоро тебе снова выступать», – невесть откуда появившаяся девушка гладит слона и убегает…

570fff6e733611460666222.jpeg

Производством декораций «Мадам Баттерфляй» (общий вес около 7 тонн) занимается выдающийся сценограф Эцио Фриджерио. Его супруга – известный итальянский художник Франка Скуарчапино – отвечает за костюмы, их для этой постановки нужно более ста. И большинство шьются в Astana Opera.
На вешалках рядами висят кимоно, и рядом с их разно­образием мужская одежда сразу теряется. Кимоно – чудесно, каждое – особенное. Красное свадебное – просто произведение искусства. Однако традиционная японская одежда требует и особого обращения: в нее нужно научиться облачаться (именно так!) и уметь носить. А ведь есть еще те самые парики, и гребни, и масса заколочек, украшений для волос, и веера, и гэта – японские сланцы. Так что «уроки кимоно» в костюмерном цехе прошли все артистки, занятые в спектакле.

570fff753316a1460666229.jpeg

– Работа у нас трудоемкая, но очень интересная. Все время узнаешь что-то новое, и не только по профессии, – говорит одна из скромных волшебниц закулисья. – Бывает, когда знакомишься с эскизами, думаешь: «Как же мы все это сделаем?» Когда все готово, радуешься: «Мы сделали! Все получилось!»
…Сегодня вечером в зале Astana Opera зазвучит музыка великого Пуччини, артисты вый­дут на сцену, и зрители, затаив дыхание, будут следить за трагической историей любви обманутой и обманувшейся в своих мечтах девушки из На­гасаки – мадам Баттерфляй.

Автор: Наталья КУРПЯКОВА

Генеральный спонсор

Спонсоры и партнеры