Балет: секреты мастерства Джиллиан Виттингем

Совсем недавно отгремели аплодисменты на премьере знаменитого «Собора Парижской Богоматери» Ролана Пети в «Астана Опера». Мастерство артистов балета произвело фурор среди столичных театралов. Огромную работу над массовыми танцами в этом труднейшем крупномасштабном спектакле с невероятной нагрузкой на кордебалет провела балетмейстер из Великобритании Джиллиан Виттингем. В своем интервью Джиллиан раскрыла секреты работы с большими творческими коллективами и рассказала о психологии танцовщиков.

_DSC2985

Эта улыбчивая женщина с искрящимися глазами преподавала классический балет в именитых итальянских школах, основала собственную труппу «Olympic Dance Company» и гастролировала с ней по Великобритании, США и Италии, осуществила ряд хореографических постановок и в течение долгого времени работала главным балетмейстером театра Ла Скала.

- Госпожа Виттингем, расскажите, пожалуйста, в чем заключаются особенности работы над массовыми танцами?

- Мне всегда нравилось работать с кордебалетом. Это очень непросто, поскольку тут нужно собрать воедино танцовщиков с разными способностями, разных возрастов. Часто это зависит от того, в какой стране вы находитесь. Необходимо заставить артистов осознать, что, несмотря на то, что вы собираете вместе группу, на сцене важна их индивидуальность, та энергия, которую каждый из них вкладывает в выступление.

Какой нужно иметь характер, чтобы работать с кордебалетом, ведь вам необходимо найти подход ко многим людям, не к одному или двум солистам, а почти сотне человек?

- Разумеется, вы должны быть очень терпеливы. Я не приверженец старой школы, которая требует строгого отношения и железной дисциплины: считаю, что в наше время важно ободрять, поддерживать артистов. Бывают ситуации, когда строгость необходима, но в долгосрочной перспективе вы должны помочь им поверить в себя. Вера в собственные силы помогает уверенно выходить на сцену, и, в результате, они лучше танцуют. Значимая часть работы с кордебалетом заключается в самоподготовке. Много лет назад, когда я впервые пошла работать в Ла Скала, мне сказали, что самое главное – это то время, которое я у себя дома вкладываю в подготовку, чтобы приходить в репетиционный зал спокойной. Если вы уверены в себе и в той информации, которую даете танцовщикам, вам легко быть терпеливыми с ними. Если же вы обеспокоены, потому что не очень хорошо подготовились, – такого рода ситуации можно видеть довольно часто, то вы напряжены и легко можете выместить чувства на артистах, а это самое худшее, что можно сделать. Когда вы беспокоитесь и нервничаете, танцовщики сразу же чувствуют себя неуверенно.

В каком кармане вы держите пряник, а в каком кнут и в каких случаях вы их применяете? Ведь иногда нужно похвалить, а где-то и отругать. Каковы психологические особенности работы с артистами?

- Поиск баланса между строгостью и мягкосердечностью – самая трудная часть работы над балетной постановкой, в которой задействовано большое количество людей. Это равновесие, опять же, варьируется от сраны к стране и зависит от характеров, образования, профессиональной подготовки артистов. Если в танцовщиках воспитали чувство ответственности за себя, желание работать, любовь к профессии, то строгое отношение не требуется. По приезду в каждое новое место моя задача – найти этот баланс. Разумеется, это не происходит в один день, сначала нужно поближе познакомиться с труппой.

- Как вы находите в себе нужные качества?

- Большая часть навыков приходит из опыта. В очень молодом возрасте меня поставили перед довольно жесткой и требовательной итальянской труппой. Иногда, инстинктивно, вы можете сердиться. Однако затем понимаете, что, если танцовщики не владеют необходимым для работы материалом, то вы не имеете на это прав. Сначала нужно убедиться, что вы предоставили им всю нужную информацию. Если они получили необходимые знания, однако продолжают ничего не делать, тогда можно злиться. Меня не беспокоят ошибки артистов. Это часть рабочего процесса. Но как только я вижу безразличное отношение к работе или проявления лени, то сразу теряю выдержку. Но если человек искренне старается, тогда мое терпение безгранично. Вероятно, это свойство моей натуры.

- С чего вы начинали свой творческий путь? Танцевали ли вы сами в балетной труппе?

- Мне удалось перепробовать все. В Англии я прошла обучение в таких сферах, как национальные, бальные, греческие танцы, контемпорари, чечетка, современный балет, джаз и очень серьезные занятия музыкой, в том числе игра на фортепиано, однако моя базовая подготовка – это классический балет. В шестилетнем возрасте мне посчастливилось поступить в великолепную танцевальную школу и получить очень широкие знания, что полезно для балерины. Думаю, что классическая подготовка сама по себе может быть весьма ограничивающей. Я выбрала работу балетмейстера в очень молодом возрасте, потому что никогда не думала, что смогу стать великой балериной, а перспектива танцевать всю жизнь в кордебалете меня не особенно привлекала. Существует много других аспектов танца, таких как обучение, хореография и постановка балетов, которые интересовали меня гораздо больше.

- Каковы ваши дальнейшие планы?

- После «Астана Опера» я буду работать с Королевским балетом Новой Зеландии. Мы займемся спектаклем «Жизель» А. Адана в постановке Э. Штифеля и Й. Кобборга. Затем вместе с Луиджи Бонино мы поработаем над «Арлезианкой» Р. Пети на музыку Ж. Бизе со Средиземноморским балетом Ниццы. После чего я вернусь в Новую Зеландию, где буду осуществлять постановку балета «Сон в летнюю ночь» Л. Скарлетта по мотивам одноименной пьесы У. Шекспира. Потом Рим, где мы с Луиджи Бонино поставим «Летучую мышь» Ролана Пети. В начале 2017 года нам с Луиджи предстоит работа над «Кармен» и «Арлезианкой» Р. Пети в Новой Зеландии. В целом, осуществление постановок Ролана Пети вместе с Луиджи Бонино составляет около 80% моей работы. Сейчас у нас напряженный период, мы переходим от одного балета к другому.

- Какой совет вы бы дали казахстанской труппе?

- Усердно работать, здесь и сейчас: не думать о том, что будет завтра или что было вчера, а сконцентрироваться на настоящем. У труппы «Астана Опера» много сильных сторон. Они хорошо адаптируются, открыты всему новому, горят желанием работать и очень музыкальны по своей природе. «Собор Парижской Богоматери» – сложный с музыкальной точки зрения балет. Тем не менее, пройдя первое препятствие, артисты быстро стали схватывать материал. Забавно, что некоторые вещи были полной противоположностью опыту постановки этого спектакля в Европе. Например, казахстанские танцовщики моментально прочувствовали сложнейшую сцену «Двор Чудес», что происходит нечасто. Здесь помогает присущая им восточная манера движения. Отойдя от первого шока – знакомство с балетом «Собор Парижской Богоматери», артисты по-настоящему раскрылись. Огромный совместный труд над хореографией, с которой они ранее не сталкивались, очень сблизил нас. Тут нельзя было полагаться на мышечную память, поскольку в данном случае ее у них просто нет. Мне было очень интересно работать с казахстанской труппой, а также видеть на сцене окончательный результат их труда, подтвержденный бурной реакцией публики. Я очень горжусь ими. Теперь я буду очень по ним скучать и с удовольствием бы снова с ними поработала.

Генеральный партнер