Балет родом из Парижа

Прославленный балет Мориса Жарра «Собор Парижской Богоматери» покорил немало мировых сцен и 24, 25 июня эту постановку увидят жители и гости Астаны. В Большом зале «Астана Опера» зрителей ждет встреча с хорошо знакомыми героями романа Виктора Гюго – это пленительная цыганка Эсмеральда, горбун Квазимодо, красавец Феб, священник Фролло. Но есть в этом балете еще один герой, причем очень активный – толпа.

Спектакль будет таким же, каким создал его в 1965 году легендарный французский хореограф Ролан Пети. Постановка в «Астана Опера» в точности воспроизводит его хореографию (балетмейстер-постановщик – Луиджи Бонино), сценографию Рене Алльо (ее перенес в столичный театр Жан-Мишель Дезире), а художник по костюмам Филипп Бино воссоздал костюмы знаменитого кутюрье Ива Сен-Лорана.

Не все то золото, что блестит

Разбив балет на 13 эпизодов, Ролан Пети и его постановочная команда преподнесли его публике в духе «минимализма» 60-х годов. Это коснулась и драматургии, и хореографии, и сценографии, и костюмов. Привыкший к роскошным декорациям классических балетов столичный зритель на этот раз будет удивлен: длинные, широкие подиумы, демонстрирующие глубину сцены, колокол, контуры собора, зарисовки Парижа на заднике и виселица – вот, пожалуй, и все, что он увидит на сцене.

- Когда художник думал над тем, каким будет «Собор…», он сидел в баре и пил кофе. Затем вылил несколько капель на поверхность стола и спичкой начал рисовать свою будущую задумку, которая впоследствии стала шедевром, – рассказывает Жан-Мишель Дезире, работавший с Пети и его командой.

Руководитель художественно-производственного комплекса Виктор Караре говорит, что единственное изменение, которое позволил себе внести в сценографию Рене Алльо театр, – это увеличение масштаба подиумов, поскольку сцена «Астана Опера» больше, чем в Парижской опере. Прежде чем их изготовить, в управлении реализации сценографических проектов и постановочных работ более месяца создавали чертежи.

_DSC2603 (1)

Определенная часть декораций делалась за рубежом нашими партнерами – театральными ремесленниками с многовековыми традициями.

- В Италии есть большие мастера – театральные художники, поэтому основная часть росписи декораций была сделана там, — отметил Жан-Мишель Дезире.

 _DSC8816

_DSC2578 (1)

Знаменитый колокол, на котором во втором акте раскачивается Квазимодо, уже прибыл в Астану из Италии. Конструкция отлита из стеклопластика, а весит она около 350 килограммов. В спектакле задействованы верхняя и нижняя машинерия, что позволит на глазах публики произвести смену декораций. Для того чтобы приблизиться к оригиналу, в постановке используют приборы, которыми освещали спектакль полвека назад.

_DSC3180

А я в моду войду

Прославленный кутюрье Ив Сен-Лоран придумал для «Собора…» костюмы, которые и сейчас могла бы надеть самая капризная модница. А тогда они возмутили весь французский бомонд – маленькие трапециевидные платья на шнуровке, мужчины в прямоугольных куртках и трико… Художник был уверен, что именно в белом и лиловом платьях-мини должна выходить покоряющая всех мужчин красавица Эсмеральда.

Ассистент художника по возобновлению костюмов Асель Досмуратова специально ездила во Францию, чтобы ознакомиться с культурой этой страны, выбрать ткани. Некоторые оттенки буквально восстанавливались по паспортам тканей французского спектакля.

_DSC2662

_DSC3798

_DSC3898

- На фабрике Лиона для нас произвели и выкрасили рулоны нужной нам яркой ткани. Материалы использовались разные – стрейч, растягивающаяся, комфортная для движения ткань (115 метров), хлопок, шерсть и другие. Нужно, чтобы ткань «дышала», поэтому выбирали в основном натуральные. Туника Эсмеральды имеет особенный бордовый оттенок, его уже не производят, небольшой кусок ткани, изготовленный на французской фабрике по нашему заказу, на днях должен прибыть в Астану. Другой свой белый костюм она снимает прямо на сцене и останется в купальнике телесного цвета: так будет создан образ обнаженной героини в любовной сцене с Фебом. Костюм Квазимодо скорее подчеркивает его социальный статус. И если в классических спектаклях мы больше уделяем внимание главным солистам, их одежда расшита блестками и камнями, то в этой постановке более ярко выглядит кордебалет. Все костюмы изготавливались в швейных цехах «Астана Опера», — говорит Асель Досмуратова.

_DSC3786

_DSC3893

Образы, созданные Ивом Сен-Лораном в балете Р. Пети, до сих пор питают фантазию художников. Это станет понятно, когда в Прологе на сцене появятся дамы в стилизованных средневековых нарядах с трехметровыми шлейфами. Головные уборы тоже имеют преувеличенный размер, их высота – метр и выше, как у Малефисенты в одноименном фильме, не так давно вышедшем в прокат.

- Такие театральные костюмы с преувеличенными пропорциями шляп, рукавов и других деталей призваны показать грандиозность эпохи средневековья, передать настроение, — заметил художник Филипп Бино.

_DSC3821

_DSC3740

_DSC3727

_DSC2658

Самыми «веселыми» костюмами в пошивочном цехе считают наряды путан. Для их создания потребовалась помощь коллег-бутафоров, изготовивших большие поролоновые бюсты. Так, семь стройных балерин превратятся в маленьких пухленьких женщин.

_DSC2647

_DSC2645 (1)

В спектакле много перемен костюмов, поэтому все они сшиты так, чтобы переодеваться было удобно и быстро. В балете принимают участие и дети. В яркой толпе они появятся в белых просторных рубашках.

_DSC3064

Ив Сен-Лоран выбирал насыщенные оттенки тканей, которые ни в коем случае не должны были блестеть, это было главное правило художника в этой постановке.

Провоцирующая хореография и блестящие танцовщики – вот и все, что нужно для грандиозного успеха, считал Пети

Что до хореографии, то здесь минимализм проявился в количестве главных персонажей, их четверо – Квазимодо, Эсмеральда, Клод Фролло, Феб. На премьере в Гранд-Опера уродливого горбуна танцевал сам Ролан Пети. На сцене «Астана Опера» эту партию, характеризующуюся угловатой изломанной пластикой, представят Бахитяр Адамжан и Рустем Сейтбеков. В роли Эсмеральды выступят Мадина Басбаевва и Айгерим Бекетаева, Клод Фролло – Серик Накыспеков, Газиз Рыскулов, Феб – Жандос Аубакиров, Арман Уразов.

Алтынай Асылмуратова, Народная артистка России, художественный руководитель балета «Астана Опера», имела счастье работать лично с удивительным человеком – Роланом Пети.

- Его замечательные постановки до сих пор живут на лучших сценах мира. «Собор Парижской Богоматери» – балет, который могут позволить себе далеко не все театры. Хореография, требующая точности, детальности – испытание для артистов. Это сложно для них, но очень полезно. В труппе есть и Эсмеральды, и Квазимодо. Считаю, что для любого артиста иметь в своем репертуаре такие интересные, драматические роли – большая удача, не всем выпадает такое счастье, — подчеркнула Алтынай Асылмуратова.

_DSC8150_мин

Перенес хореографию французского постановщика на казахстанскую сцену его большой друг и ассистент Луиджи Бонино. Спектакль – не пустой набор жестов, не на показ оригинальности, у каждого движения есть задача, цель, в сюжете раскрывается драма человеческих отношений. Хотя принято считать главной героиней Эсмеральду, Ролан Пети выделил Квазимодо. Урод с душою ангела – самый чистый и самый светлый персонаж. Его танец сложен и, на первый взгляд, не очень красив, но зато полон настоящего драматизма. У танцовщика не будет ни бутафорского горба, ни безобразного лица – все решено пластикой.

_DSC8268

_DSC8400

_DSC8563

Особую роль в этом спектакле играет кордебалет. На нем лежит огромная ответственность по созданию атмосферы и стиля. Задействована почти вся труппа, с кордебалетом отдельно работает замечательный профессионал – Джиллиан Виттингем, которая переносила постановку массовых сцен этого балета во все мировые театры, включая Ла Скала и Парижскую оперу.

_DSC2700

_DSC2995

Роль кордебалета такая же важная, как и у главных персонажей, и он активно действует: толпа то изумляется уродству Квазимодо, то молится в церкви, то радуется спасению Эсмеральды, то требует ее казнить. Джиллиан Виттингем рассказывает, что та синхронность, которой маэстро придавал особое значение, достигается непросто.

- Труппа работает очень хорошо, балет трудный, потому что музыка сложная, но артисты все же справляются. Я стараюсь добиться качественного исполнения. Как много лиц приходится примерять на себя кордебалету и представлять их на протяжении всего балета! Во втором акте он играет особенно значимую роль как в развитии сюжета, так и в создании атмосферы всего спектакля, — заметила Виттингем.

Сцена осуждения, когда танцовщики в черных костюмах гневно кричат «Повесь!» заставляет вспомнить другую историю, в которой такая же толпа кричала «Распни!».

Может показаться, что движения артистов в балете Ролана Пети похожи на угловатую пластику марионеток. Джиллиан Виттингем объясняет, что хореография, являясь частью музыкальной партитуры, зависит от музыки, которая требует движений определенного характера и ритма. Например, во время сцены молитвы, сцены падших женщин, танцующих в таверне, представлен один характер движений, в других сценах – совершенно иной.

_DSC2989

_DSC2985

Несмотря на то, что «Собор…» относится к неоклассическому стилю, для того, чтобы станцевать этот балет, нужно быть хорошо подготовленным классическим артистом.

- Существует разница между классическим и современным балетами. В классическом танце вся энергия держится внутри, в «Соборе Парижской Богоматери», то, над чем приходится особенно много работать артистам, – энергия должна выходить наружу. Артистам нужно отдавать 100% своей энергии, — рассказала Джиллиан Виттингем.

Музыка оскароносца

Этот спектакль отличает не только необычный хореографический стиль, но и красивейшая музыка Мориса Жарра. Дирижер-постановщик Арман Уразгалиев говорит, что для оркестра «Астана Опера» это непривычная партитура.

_DSC2687

- Как правило, театральные партитуры более понятные, здесь же существует сложность в том, что идет постоянная смена размеров в метроритмическом соотношении. Также интересен состав оркестра — три арфы (!), орган, челеста, огромное число ударных. Так, у нас в оркестре их 5, а в этом балете задействовано минимум 11. Я думал, почему так, оказалось, что Морис Жарр первую специальность получил по классу ударных инструментов и композиции. В партитуре есть сцены, передающие городской дух, они имеют характер фантасмагории, это нечто сюрреалистическое, но наряду с ними встречается и нежная, трепетная музыка в дуэтах Эсмеральды и Квазимодо, — отметил маэстро.

Композитор Морис Жарр, известный создатель саундтреков к фильмам, уделял большое внимание электронной музыке. Получил большое количество наград – лауреат трёх премий «Оскар» (1963, 1966 и 1985), премии Грэмми (1967) и четырёх премий «Золотой глобус» (1966, 1985, 1989 и 1996) за музыку к фильмам. Он автор пяти балетов.

Остается добавить, что «Собор…» давно признан французской национальной классикой, однажды соприкоснувшись с ним, возникает желание пересматривать его снова и снова.

 

Генеральные партнеры

Спонсоры и партнеры