​В диалоге с Верди © kazpravda.kz

Театр Astana Opera вновь оказался в центре культурных событий международного масштаба. Здесь под эгидой Министерства культуры и спорта РК в рамках программы «Астана ЭКСПО-2017» с успехом прошли гастроли театра Ла Скала.

Международная специализированная выставка завершила свою работу, оставив много приятных воспоминаний и ярких впечатлений и от уникальной культурной программы, которая ее сопровождала в стенах главного музыкального театра страны. Это Х Международный юношеский конкурс им. П. Чайковского, постановки под открытым небом опер «Аида» Дж. Верди, «Кыз Жибек» Е. Брусиловского, балета Л. Минкуса «Дон Кихот». Запомнится премь­ера Восьмой симфонии Г. Малера и финал Международного конкурса молодых вокалистов «Опералия» Пласидо Доминго, выход маэстро в спектакле «Травиата» Дж. Верди.

Опера «Фальстаф» в исполнении основной труппы и оркестра знаменитого миланского театра стала, несомненно, кульминационной точкой этой программы.

Ласкающее слух музыкальностью своего звучания название миланского оперного театра – Ла Скала – даже у далекого от искусства человека вызывает ассоциации со звездными оперными исполнителями и высочайшим качеством пения. С этим театром, ставшим национальным брендом своей страны, связаны имена и лучшие произведения самых прославленных итальянских композиторов: Россини, Доницетти, Беллини, Верди, Пуччини. И хотя сам Верди в начале своей карьеры не сильно жаловал Ла Скала, именно отсюда начали победное шествие по миру многие его оперные шедевры, включая «Фальстафа» – последнюю, 26-ю по счету оперу в послужном списке композитора.

Немного истории

Примечательно, что свою «лебединую песнь» в оперном жанре Верди сочинял, не строя относительно нее никаких планов, исключительно для поднятия настроения, «для души». Об этом он откровенно писал издателю и владельцу своих опер Джулио Рикорди, теша себя надеждой избежать обязательств перед назойливыми театральными продюсерами и режиссерами. И в этом признании увенчанный громкой славой маэстро ничуть не лукавил.

К началу работы над «Фальстафом» композитор готовился перешагнуть 80-летний рубеж и не был уверен даже в том, что отведенного ему времени хватит для завершения основного текста партитуры. Но судьба оказалась благосклонна, и вынашиваемая на протяжении сорока лет мечта – создать хорошую комическую оперу – сбылась! «Фальстаф» состоялся, обозначив появление в творчестве Верди полной юношеского задора и огромной жизненной силы оперы-буффа.

Конечно же, большая заслуга в этом принадлежала либреттисту Арриго Бойто. На основе всем известных шекспировских пьес «Виндзорские проказницы» и исторической хроники «Генрих IV» он создал по-настоящему комическое либретто, отвечающее всем канонам этого жанра. Очень требовательный к текстам своих опер, Верди с первого же знакомства признал его великолепным, и потому дальнейшая работа над произведением превратилась в «отдых», «развлечение», а словами самого Верди, отличавшегося незаурядным чувством юмора, – в «истязание забавного либретто своей музыкой».

По всей видимости, умудренный творческим и жизненным опытом композитор действительно наслаждался, сочиняя «Фальстафа». Иначе трудно объяснить, откуда в музыке человека, чувствующего приближение конца и тяжело переживающего одну за другой потерю близких людей, столько света, тепла и остроумия. Она словно бьет ключом, искрясь неиссякаемой мелодической и ритмической фантазией, легкостью пассажей и блеском оркестра. При этом фактически лишена культивируемых оперными певцами развернутых оперных арий: мелодии калейдоскопически сменяют друг друга, скользя в потоке ярких характеров и образов. Посему в оперной практике это произведение считается сложным для исполнения: оно требует безупречного вокального и актерского мастерства, другими словами – ко многому обязывает.

Это определило то, что постановочная судьба «Фальстафа» не всегда была однозначной и успешной. 125-летний период сценической жизни оперы сопровождался то восхождениями на олимп популярности, то периодами забвения, нередко сопровождавшимися упреками в чрезмерном увлечении «немощного старца» ансамблями и в отсутствии ярких кантиленных мелодий. Однако это никак не влияло на выбор оперно-театральных режиссеров, которых образ Фальстафа притягивал, как магнит.

Главный оперный герой – сэр Джон Фальстаф – обедневший и опустившийся дворянин, обжора и циничный повеса, обладал удивительной способностью перевоплощаться и быть всегда актуальным. Он – «негодяй, совершающий дурные поступки, но внешний вид их забавен. Это – тип! Они так редки – типы!» – говорил привязавшийся к своему комическому персонажу композитор. При всех недостатках он сделал его достаточно симпатичным, обладающим непобедимой жизненной энергией, проницательностью, тонким и насмешливым умом и, главное, умением смеяться не только над другими, но и над собой.

Каждое новое поколение режиссеров видело в Фальстафе «героя своего времени». В революционные 1920-е годы, провозгласившие Верди «певцом итальянской революции», «Фальстаф», поставленный в Малом Оперном в Санкт-Петербурге, интерпретировался как фарс, как острый социальный гротеск. В советское время главный герой, долженствующий, согласно идеологии, поддерживать моральный и патриотический дух советского человека, превратился в умного и ироничного рыцаря с чувством собственного достоинства и ностальгическими воспоминаниями об ушедшей юности. А затем были «Фальстафы» А. Мелик-Пашаева и Б. Покровского, Ф. Дзефирелли, Дж. Стрелера, А. Мозес, Д. Бертмана, К. Серебренникова, Р. Карсена и других режиссеров, принадлежавших разным поколениям и художественным школам.

Опера пережила с десяток новых интерпретаций, ее действие из шекспировских времен переносилось то во времена Верди, то в ХХ век и даже в XXI. «Фальстаф» постоянно живет новой жизнью… Но не в этом ли заключается суть подлинного шедевра?

«Фальстаф» от Ла Скала

Несомненно, тон последним постановкам «Фальстафа» в мировом культурном пространстве задает вердиевская alma mater – Ла Скала. В начале нынешнего года театр представил перед взыскательным миланским зрителем новое режиссерское прочтение комической оперы Верди, которое осуществил молодой и перспективный итальянский режиссер нового поколения Дамиано Микелетто. Дебютировав в 2012 году на фестивале в Зальцбурге с «Богемой», Дамиано уже успел осуществить успешные постановки трех опер в Ла Скала («Бал-маскарад», «Шелковая лестница» и «Фальстаф»), а также ряда спектаклей в Ковент-Гардене, Венской и Парижской операх, музыкальном театре Ам­стердама, Новом национальном театре Токио и на других известных оперных площадках.

В главной роли выступил известный итальянский баритон Амброджио Маэстри, дебютировавший в «Фальстафе» в 2001 году на исторической родине Верди в Буссето. Он признан на сегодня одним из лучших исполнителей партии Фальстафа в мире. Статистика его выходов на сцену в этой роли стремительно растет, приближаясь к тремстам.

За дирижерский пульт миланской постановки встал один из самых выдающихся и титулованных дирижеров современности – Зубин Мета. 80-летний мэтр начал свой путь в качестве оперного дирижера в 1963 году и с тех пор выступал с неизменным успехом в Метрополитен-опере, Венской опере, в Ковент-Гардене, Ла Скала, оперных театрах Флоренции и Чикаго.

Хочется отметить, что все обладатели названных имен входят в число не только итальянской, но и мировой оперной элиты, о чем свидетельствуют их послужной список и востребованность меж­дународными театральными сценами. А теперь представьте себе, что весь этот звездный состав вместе с ведущей оперной труппой и всемирно известным симфоническим оркестром и хором театра Ла Скала играет «Фальстафа» на сцене Astana Opera!

Трудно поверить, но было именно так. Зрители, пришедшие на спектакль, словно оказались в самом центре культурной Европы, став свидетелями на сто процентов брендового, оригинального спектакля – на отвечающей самым высоким международным стандартам сцене роскошного столичного театра с участием лучших из лучших музыкантов и певцов! Само собой разумеется, что при таком раскладе высочайший уровень исполнительской интерпретации вердиевского шедевра подразумевался «по умолчанию». И зритель не был обманут.

Все в спектакле сделано с любовью и пиететом по отношению к прославленному композитору-соотечественнику. Костюмы словно от кутюр, декорации, каждая деталь происходившего на сцене действа, движения артистов были совершенны и отточены. Но ощущения вышколенности или тяжкого труда при исполнении сложных сольных и многочисленных ансамблевых партий и сцен не было. Все выглядело легко и непринужденно. Постановка подчеркивает лирическую суть комедии Верди, который, давая напутствие первому исполнителю роли Фальстафа Виктору Морелю, говорил: «Стараться – хорошо! Перестараться – плохо!». «Если музыка по-настоящему характерна, если образ действующего лица хорошо схвачен, если выражение слова в пении точно, музыка получается естественной, рождаясь сама собой…» Все так и было: естественно, со вкусом и с чувством меры. А потому и зритель был открыт, раскован, получая истинное удовольствие от происходящего на сцене.

Великолепен был Маэстри, настолько вжившийся в роль, что казался прообразом шекспировского сэра Джона, причем не только благодаря актерской игре, но и чисто внешне, физически. Его пение было безупречно с вокальной точки зрения и одно­временно очень колоритно: чего стоят поучительные наставления проворовавшимся приятелям («Воруйте вежливо и с тактом») или Монолог о бесполезности чести из первого действия! Его пение, посыл, который он направлял зрителям с помощью интонации, мимики, жестов и взглядов, вызывали мгновенную реакцию и благодарные аплодисменты зала.

С легкостью и непринужденностью справились со своими вокальными партиями «виндзорские кумушки» – Кармен Джаннаттазио (Алиса Форд), Аннализа Строппа (Мэг Пейдж), Ивонн Неф (Миссис Квикли) и Роза Феола (Нанетта). Все они были гармоничны в своих ролях и пленили зрителя женским обаянием, выразительностью пения.

Достойно исполнил свою разноплановую роль и Массимо Каваллетти (Форд), создав образ, который можно без преувеличения назвать равновеликим главному герою. Все итальянские певцы показали высочайший класс вокального и актерского мастерства, но сделано это было так ненавязчиво и без надрыва, что сердце радовалось! И хотелось бесконечного продолжения этого праздника – виртуозной и слаженной игры оркестра, остроумных сценических находок и умелой игры со сценическим пространством, решенным смело и по-кинематографически многопланово. Мельчайшие детали постановки чутко «следовали» за мыслью композитора, который все же видел в «Фальстафе» больше лирическую комедию, нежели буффонаду, фарс или бурлеск.

Особую теплоту придала спектаклю оригинальная режиссерская концепция: действие оперы происходит в Доме покоя – приюте для престарелых итальянских музыкантов и певцов, создание которого было предметом заботы Верди в последние годы жизни. Купив в Милане участок земли, он, лично вникая во все детали, построил здесь специальное здание, призванное создать уют и удобства для престарелых коллег-музыкантов. Этот глубоко гуманистический акт стал идейным стержнем ла-скаловской постановки «Фальстафа», определил многомерность художественной композиции и сценографическое оформление спектакля. Реальность раздвоилась: на сцене параллельно сосуществовало прошлое и настоящее, сон и явь, радость и печаль. Массивный, богато отделанный диван, на котором почти половину представления возлежал спящий сэр Джон, оказался не просто предметом интерьера. Он стал олицетворением его прошлого, былой, но, увы, исчерпавший свой срок славы. Настоящее же – печально. Это старость, тщетные попытки казаться молодым, неизбежно терпящие фиаско.

Так режиссерская мысль объединила в единое целое два последних детища великого Верди: «Фальстафа» и «Дом покоя», который сам композитор называл своей «самой прекрасной оперой»… И хотя заключительная фуга оперы воздает хвалу острой шутке и всепобеждающему смеху, думается, что предложенный Ла Скала новый ракурс видения «Фальстафа» не вызвал бы возражений композитора. Ведь в жизни смех и слезы всегда стоят рядом… Это реальность, к отражению которой так стремился Верди в своем творчестве.

АВТОР:
Гульнар Абдрахман, музыковед, доцент Казахского национального университета искусств
08:18, 15 Сентября 2017

Генеральный спонсор

Спонсоры и партнеры