​«Бiржан – Сара» – образец национального искусства

Для театра Astana Opera стало привычным превращать в незабываемое событие новые постановки, над воплощением которых творческий коллектив вдохновенно работает вместе с зарубежными партнерами.
www.kazpravda.kz

За последние 2–3 года при поддержке Министерства культуры и спорта успешно осуществлена постановка опер «Абай» А. Жубанова и Л. Хамиди и «Қыз Жібек» Е. Брусиловского. И вот – премьера «Бiржан – Сара» М. Тулебаева. Теперь в репертуаре театра три шедевра казахской музыкальной классики, представляющих оперное творчество как безусловное открытие в казахской культуре ХХ века, внесших вклад в развитие национального искусства.

Начиная со времени зарождения казахской оперы в 30–40-е годы эти выдающиеся творения композиторов Казахстана всегда находились на сцене. И сегодня каждое произведение по-своему восхищает слушателей, находясь в центре внимания как первого оперного театра им. Абая в Алма­ты, так и новых театров независимого Казахстана в Астане и Шымкенте.

Премьерные спектакли «Бiржан – Сара» в Astana Opera прошли с аншлагом. Об успехе оперы можно было судить по реакции слушателей, которые одобряли аплодисментами и возгласами не только солистов, хор и оркестр, но и каждую визуальную картину, удивляющую своей красотой.

Естественным мелодическим совершенством «Бiржан – Сара» открывает перед исполнителями огромный мир вокальных и театральных возможностей. Не только массовые сцены, но и, что особенно важно, сольные и ансамб­левые номера были наполнены движением. Так, это обогатило образ Алтынай, ярко и убедительно созданный Салтанат Ахметовой и Айзадой Капоновой. Да и все без исключения герои – Жанбота, Аналык, Жиенкул, Кожагул, Серик и Естай, не говоря уже о Биржане и Саре, были превосходны. Благодаря режиссерским находкам и актерскому воплощению все оказались максимально вовлечены в действие. Это, безусловно, сделало спектакль современным: зрелищным, созидательным и адресным для сегодняшнего любителя оперы.

«Бiржан – Сара» называют жемчужиной оперного искусства, потому что песни акына, на которых построено произведение Тулебаева, настолько органично вошли в драматическое действие, что своей естественностью воспринимаются свойством таланта композитора. Как известно, Мукан Тулебаев после успешной премьеры своей оперы в 1946 году сразу же превратился из композитора, только начавшего постигать тайны ремесла, в одного из основателей казахской композиторской школы. А «Бiржан – Сара» начала свою счастливую театральную жизнь. В 1958-м во время Декады искусства и литературы Казах­стана в Москве ее впервые оценили знатоки оперного искусства. С тех пор многие выдающиеся режиссеры, исполнители, дирижеры создавали интерпретации, отвечающие своему времени и утверждающие это гениальное творение Мукана Тулебаева как бесценный и вечный образец национального искусства.

В новой постановке Astana Opera спектакль отличается динамичностью развития сюжета. Все лучшие традиции, представленные во вступительной народной ярмарке, затем в айтысе, свадебном обряде, в сцене суда и завершающем плаче-жоқтау, сое­динены в непрерывную линию повествования, без каких-либо отклонений, повторов, остановок, расширений. Именно этот современный темпоритм спектакля, изначально построенного как этнографическое полотно, ведет и завораживает слушателя и зрителя.

Конечно, сама история из жизни казахского народа и песенный материал определяют для певцов возможные пути отражения национального стиля. Так, в образе Биржана в интонационно-темб­ровом и эмоциональном решении Беимбета Танарыкова очевидной была связь с певческой традицией аркинских акынов, величайшим представителем которой был Биржан-сал. Невольно возникла, возможно, «авантюрная», но давно известная в среде музыкантов мысль: а что, если поэкспериментировать и дать возможность спеть в опере традиционным певцам? «Бiржан – Сара» дает прекрасную почву для такого, вероятно, слишком сложного и необычного исполнительского решения.

Интерес к новой постановке в Астане имел свою интригу. Ведь попытка прочтения оперы была в 2013 году на открытии театра. Тогда для многих, не только для музыкантов, но и для слушателей, идея обновления оперы показалась непонятной, излишне надуманной. Сегодня же можно смело утверждать, что поиски столичного театра в воплощении казахской оперы увенчались успехом. Представлено по-настоя­щему убедительное современное музыкально-сценическое решение, которое ясно прочитывается в контексте общего единения культуры Казахстана под влиянием духовного возрождения. Авторы постановки Асхат Маемиров, Абзал Мухит­динов, Михаил Панджавидзе, Софья Тасмагамбетова и Павел Драгунов смогли донести общечеловеческий смысл, лежащий в основе национального сюжета.

Было сделано все возможное в режиссуре, сценографии, техничес­ком оформлении, чтобы «Бiржан – Сара» воспринималась, как и многие шедевры мирового оперного искусства, широким кругом слушателей других стран и народов. Опера Мукана Тулебаева, запечатлевшая социальные противоречия традиционного общества и трагическую историю певца народа, в новой постановке предстает как художественное творение о борьбе человека за свое достоинство, за право быть свободным, за свое счастье и любовь, за стремление к прекрасному. Во имя этого герой жертвует жизнью.

Одна из бесспорных удач – особое отношение авторов постановки к атмосфере и пространству, которые созданы дизайнерами и художниками Серджио Металли и Якопо Пантани. Весь спектакль пронизан духом Природы. Это открывающий действие парящий в вышине бескрайних просторов родной земли орел – символ свободы. Это и великолепные зарисовки ландшафта в декорациях: живописные пейзажи природы Сарыарки, ее степей, лесов и гор. Природная стихия вслед за словами в устах Биржана, воспевающими красоту своего края, придает произведению возвышенный тон и эпический размах.

Особенно потрясло единение Биржана с природой, когда он, утолив жажду чувств водой из настоящего горного водопада, буквально соединяется с землей, падая навзничь и объяв ее широко распростертыми руками. Гармония и спокойствие природы противопоставлены людским страстям. Думается, что многие зрители в этот момент тоже вспомнили свои ощущения связи с природой, которые когда-то испытали. Потрясающая сцена!

Для слушателей, только начинающих знакомиться с казахской культурой, впечатляющим выглядело исторически правдивое отражение народных сцен в праздничной ярмарке и свадебной церемонии. Красочная палитра театрального действа, запечатлевшая до мельчайших подробностей жизнь народа, без сомнения, будет иметь колоссальное воздействие на общее представление о казахской культуре.

В прежних постановках красота и полнота народной жизни не были столь важны, как глубина социальной драмы, отраженная в противопоставлении прошлого и настоящего. Поэтому такой детализацией быта, характеров, вкусов и нравов не обладала ни одна из прежних исторических пос­тановок. Так, на сцене показаны «интерьеры» кочевой и оседлой жизни: традиционная юрта во всем великолепии ее убранства и даже такие атрибуты, как патефон, китайская ваза, напольные часы и многие другие, свидетельствующие о разнообразии быта того времени.

Обращение к шедевру – это всегда диалог, возможность осмыслить произведение с позиции своего времени. В нынешней пос­тановке это проявилось сполна. Причем львиная доля выполнения этой задачи выпала на тех, кто внес новый музыкальный текст и обновил оркестровое решение оригинала оперы. На авторах музыкальной редакции лежала огромная ответственность. В истории оперы есть немало примеров, когда время диктовало существенные изменения оригинала и ставило авторов постановки перед выбором: следовать точно за подлинным текстом или вносить в него новое.

В представленном прочтении «Бiржан – Сара» достигнуто художественное единство редакторского подхода с авторским замыслом. Не вызывает возражений внесение материала из других произведений Мукана Тулебаева во вступительные оркестровые эпизоды. Музыка Поэмы для скрипки и симфоничес­кого оркестра в эпизодах между картинами близка лирическому настрою, характерному для оперы. Новые оркестровые решения также не выбиваются из общего звучания.

Отдельного внимания заслуживает решение финала оперы. Дело в том, что оригинал композитора не мог не вызвать у режиссеров желания своего сценического прочтения финала. Как известно, все традиционные постановки заканчивались трагической смертью Биржана и оплакиванием матери Аналық. Линия Сары терялась. Драматургическая недосказанность компенсировалась символическим торжеством искусства. Домбра как обобщающий образ народа возвышалась в руках матери Аналық, передающей память о Биржане в будущее. В редакции 2013 года эта традиция завершения была заменена на обряд погребения и своеобразного воскресения, который совсем уж не вписывался в атмосферу народной жизни.

Сейчас усилена кульминация драмы. В оперных шедеврах она всегда связана с наивысшим напряжением в отношениях главных героев. И прежде чем гибнет Биржан, во имя любви приносит себя в жертву Сара, закрывающая собой от пули физически и духовно обессиленного Биржана. Драматическая коллизия спектакля достигла вершины в плаче Аналық. Печаль и боль этой сцены были проникновенно переданы Диной Хамзиной и Гульжанат Сапаковой.

И совершенно новым было очищающее душу «послесловие». Убедительно и органично внесена музыка, не принадлежащая Тулебаеву, но своим духовным родством определившая прои­зошедший в этой постановке катарсис, которого, кажется, и не хватало в оригинале. После плача так естественно и к месту была атмосфера очищения. Ее соз­дали «Қоңыркюй» А. Хасенова и хор на основе песни «Теміртас» Биржана.

Домбра в сольном звучании, без сомнения, художественная находка. Символ казахского искусства и смысл жизни Биржана переданы одним из гениальных кюев. Домбра здесь полностью отдана во власть тембра қоңыр и передает вечное ощущение кротос­ти, сдержанности человеческих страстей перед всеобъемлющей силой жизни и смерти. У Биржана была трагическая судьба: ради любви и в борьбе за свои идеи он погибает. Память о таком герое возрождает понимание жизни в ее тесной связи с судьбами эпохи.

Также потрясает своим очищающим воздействием песня «Теміртас» в хоровом пении без слов. Это одна из последних песен Биржана, полная трагизма и безыс­ходности. Вместо гневных обличающих пороки песен Биржана в начале оперы и вос­торженных чувств в песнях, посвященных Саре, сдержанные интонации, обращенные к сыну. «Теміртас» звучит как завет акына потомкам: достойно проносить груз жизни и делать свою судьбу, верить в святость человека, его честь и достоинство, в неприятие несправедливости и в единство народа. Это смысл жизни Биржана, который понятен и притягателен в ХХI веке.

«Қоңыр кюй» и «Теміртас» резюмируют новое прочтение, которое ранее невозможно было представить. В финале опера обращена к тишайшей области внутренних переживаний, благодаря которым человек приходит к осмыслению жизни и смерти в смиренном и покорном образе всепрощения. Может быть, так авторы постановки призывают слушателя к мягкости характера и твердости духа, к преодолению зла, жестокости и гнева через внутреннее очищение?

Масштабностью и величием отличается самый конец оперы, который возвращает к эпическому восприятию прозвучавшей истории. На фоне торжественной музыки грандиозно и возвышенно предстает картина со всеми участниками оперного спектакля, над ними возвышаются Биржан и Сара, держащие в руках домбру.

Театр Astana Opera возродил великое творение Мукана Тулебаева. Теперь перед творческим коллективом могут стоять новые, не менее серьезные творческие задачи. Ведь в музыкальном нас­ледии композиторов Казахстана есть прекрасные образцы оперного искусства. «Ер Тарғын» и «Дударай» Е. Брусиловского, «Айсұлу» С. Мухамеджанова, «Алпамыс» Е. Рахмадиева, «Курмангазы» А. и Г. Жубановых и другие произведения тоже нуждаются в возрождении, которого ждут почитатели национальной культуры.

Генеральный спонсор

Спонсоры и партнеры