У казахов есть национальный обычай – отдавать ребёнка на воспитание бабушке и дедушке. Бахтияр был не старшим из детей, как требует традиция, но всё же родители отвезли его в отдалённый аул незадолго до того, как ему исполнилось 8 месяцев.

Детство Бахтияра прошло в небольшом посёлке Коныролен, который находится в пяти часах езды от Алматы. Аташка и апашка во всём баловали внука, ни в чём ему не отказывая. Он рос проворным, любознательным мальчиком, обгоняя деревенских ребят в физическом развитии и гибкости.

«Я спал сколько хотел, ел что хотел, бабушка с дедушкой меня очень любили. Как сейчас помню, ограничений вообще никаких не было. Как-то я запустил в огород козу и корову. Там рос картофель, помидоры, огурцы, ботва стояла мне по пояс, так вот я захотел, чтобы они поели этой травы. Поднимаю глаза, а передо мной стоит бабушка, она тогда сказала такую фразу: «Эй, атана айтамын! Таяқ жейсiн!» («Эй, расскажу деду! Получишь от него!» – Авт.). Это было первое и единственное грубое слово, которое она мне сказала за всю жизнь».

Тогда же юный Бахтияр займётся борьбой. В день, когда решится его судьба, тренер попросит мальчика сделать растяжку. Однако в какую бы сторону учитель его не гнул, Бахтияр легко касался пола. Это поразило педагога, и он решил уговорить родителей мальчика оставить его заниматься в спортивной школе.

«Мне говорили, что я бесскелетный. Тренер делал мне растяжку, а мне не было больно. Меня к тому же не могли положить на ринге на лопатки, потому что я мог так встать в неудобную позу, что моя спина не касалась пола, в то время как я лежал. Тренер сразу понял, что это заявка на победу: человек непобедимый, потому что гибкий. Однако родители, которые в шесть лет меня забрали обратно, видели в моей гибкости больше искусство, чем тяжёлый спорт. Как-то мы ехали к старшему брату, чтобы поддержать его на соревнованиях, и тогда папа спросил меня, не хочу ли я учиться в Алматы. На семейном совете была выбрана школа балета», – рассказывает ведущий солист «Астана Опера», 25-летний артист балета Бахтияр Адамжан.

Бахтияр Адамжан в роли хромого горбуна Квазимодо

Бахтияр Адамжан в роли хромого горбуна Квазимодо / Фото «Астана Опера»

Свой путь в балете Бахтияр начнёт в девятилетнем возрасте. Именно тогда его примут в Алматинское хореографическое училище имени Селезнёва, где он пробудет ближайшие восемь лет. Мальчика поселят в большой комнате интерната, где кроме него будут жить ещё четыре человека.

«Первый год я вообще не понимал, что такое балет. Говорили что-то делать – делал. Я даже не хотел отличиться, просто хотел понять, что это. Даже в те ранние годы, когда я только начал заниматься спортом, я уже имел представление о дисциплине, знал, что если начал, то нужно заканчивать. Ещё и тренер гонял нас: если не посещали занятия, то бил ремнём, у него был такой большой ремень, как у электриков. В балетной школе я пробыл восемь лет от звонка до звонка. Далее я пошёл работать в театр оперы и балета имени Абая в Алматы, где протанцевал в кордебалете почти два года», – вспоминает Бахтияр.

«Золотой божок»

Зарплата у танцоров кордебалета была небольшой: денег еле хватало на жизнь, аренду жилья взял на себя театр, поселив Бахтияра на квартире в районе аэропорта, откуда артист по многочасовым пробкам добирался на работу в центр города. Потом в жизни Бахтияра возникла «Астана Опера», которая раскрыла для Казахстана новую звезду.

Гибкость Бахтияра сослужила ему большую службу

Гибкость Бахтияра сослужила ему большую службу / Фото «Астана Опера»

«В то время в моём родном ГАТОБе ставился балет «Баядерка». Я показал постановщику балета, что могу делать серьёзные вещи, она меня сразу определила на главную роль. Однако на следующий день меня убрали из списка, поставив играть «золотого божка». Это и стало последней каплей, потому что меня не раз вот так вот ставили и убирали. Прошёл весь кордебалет от А до Я и понял, что надо двигаться дальше. Так в мою жизнь пришла «Астана Опера», которая только-только открылась. Приехал в Астану и с 1 октября начал работать. Первый мой спектакль я был в роли Бенволио, друга Ромео, племянника лорда Монтекки. Меня не захотели держать в кордебалете, потому что, как говорило руководство, я не вливаюсь в общую массу. В общем отправили учить партию Бенволио», – говорит собеседник.

Известность Бахтияр получит, когда сыграет роль Спартака в балете российского режиссёра и хореографа Юрия Григоровича. Последний специально приедет в Астану, чтобы лично одобрить состав. Так начнётся карьера Бахтияра в качестве уже ведущего артиста балета «Астана Опера».

Артисты "Астана Опера" на сцене во время гастролей в Италии

Артисты «Астана Опера» на сцене во время гастролей в Италии / Фото «Астана Опера»

– Бахтияр, когда артист переходит из кордебалета в ведущие артисты, то наверняка меняется положение, зарплата?

– Есть три категории: кордебалет, солист и ведущий. Разница в зарплате не такая большая, может 20-30 тысяч тенге между категориями.

– На зарплату артиста балета в Казахстане возможно достойно жить? Достойно в широком понимании: покупка собственной квартиры, автомобиля, путешествия с семьёй.

– Для этого я очень много работал последние два года. Чтобы моя семья жила не богато, но в достатке. Я ездил очень много по международным конкурсам. За 2016 год выиграл три конкурса: взял в Сеуле первое место, в Стамбуле гран-при и в Астане тоже гран-при. Это премируется деньгами, за гран-при я получил 10 000 долларов. Но главное не деньги, а возможность на таких фестивалях быть замеченным кем-то влиятельным из балетного мира, в балете важно, чтобы тебя знали. Потому что очень много проводится фестивалей, и они смотрят что есть ты и потом приглашают. Самая большая победа у меня была на Московском международном конкурсе артистов балета и хореографов. Я взял там первое место и был первым казахом, который победил. Это очень сложный конкурс, который проводится раз в четыре года.

Балет "Астана Опера" на сцене театра "Карло Феличе" в Генуе, Италия

Балет «Астана Опера» на сцене театра «Карло Феличе» в Генуе, Италия / Фото «Астана Опера»

– Каким вы видите своё будущее лет через пять?

– Мне регулярно звонят агенты, раз в три месяца я собираю чемоданы и вылетаю за границу, выступаю от имени нашего театра, показываю искусство и получаю гонорар, иногда это и 3 000 долларов за спектакль. Но будущее со своей семьёй, женой и сыном вижу в Казахстане, я люблю эту страну.

Сейка Тоносаки

– Меня зовут Сейка, мне 27 лет, я родилась и выросла в Японии. В 14 лет покинула свою страну, поступила в Новосибирское государственное хореографическое училище. Россия была выбрана не зря, потому что русская школа балета самая мощная в мире.

– Сейка, вы удивительны для казахстанского балета уже потому, что проделали такой путь, выучили русский язык и сейчас танцуете в «Астана Опера». Почему именно Астана?

– Что касается языка: русский язык ещё несколько лет назад я вообще не понимала. В Новосибирске помогли сокурсники, друзья, которые тоже приехали из Японии, все мы жили в интернате. С людьми приходилось объясняться жестами, так прошло четыре года, я окончила училище и на следующий день поехала в Москву. Устроилась на работу в труппу Moscow City Ballet под руководством Смирнова-Голованова, которая много гастролировала. С ними за четыре года я объехала почти весь мир, бывало, что гастроли длились по полгода! В труппе были ребята из Казахстана, которые рассказали, что в Астане открывается большой новый театр. Я решила попробовать.

Сейка любит пирожные и шоколад, но на её фигуру это не влияет

Сейка любит пирожные и шоколад, но на её фигуру это не влияет / Фото vk/Seika Tonosaki

– За годы жизни в России и Казахстане вы наверняка узнали ближе незнакомую ранее среду. Как можете охарактеризовать казахстанцев и россиян?

– Казахи очень открытые люди, гостеприимные, тёплый народ. Это особенно чувствуется после России, где я прожила столько лет. В Москве меня пытались ограбить, украли кошелёк, пользуясь моей растерянностью. А в Казахстане меня везде принимают за свою, пока я не начинаю разговаривать (смеётся). Ещё могу отметить, что в Казахстане мужчины более мужественные, нежели у меня на родине.

– Планируете ли вы своё будущее в Казахстане?

– Пока здоровье позволяет, я буду танцевать в «Астана Опера». Мне тут очень нравится коллектив, театр очень красивый, большой. Не пугает даже астанинская погода, всё-таки я четыре года прожила в Новосибирске, где стоят жуткие морозы. Если заглядывать в далёкое будущее, то, конечно, я вернусь в Японию, там мои родители, близкие люди. Замуж выйти тоже планирую на родине.

Праздник дураков

Он увидит её на городской площади во время празднования Дня дураков. Она в танце не сразу заметит высокого красавца, который уже потерял разум от её магнетической красоты. Эсмеральда прекратит танцевать, а уже через мгновения её сердце сильно забьётся от храбрости, остроумия и отменного чувства юмора капитана Феба. Однако эта встреча сыграет злую роль с обольстительной цыганкой: спустя некоторое время возлюбленный танцовщицы умрёт у неё на руках от потери крови, раненный священником и чернокнижником Клодом Фролло, который безответно влюблён в Эсмеральду. На этот поступок Фролло толкнёт похоть и религиозный фанатизм, между которыми он мечется.

Капитан Феб в исполнении Олжаса Тарланова

Капитан Феб в исполнении Олжаса Тарланова / Фото «Астана Опера»

Роль капитана Феба в постановке «Собор Парижской Богоматери» Виктора Гюго играет Олжас Тарланов. Он подошёл своим высоким ростом и атлетическим сложением. Олжасу 28 лет, семь из которых он проработал на главной сцене Мюнхена, в местном театре, который считается лучшим в стране. Но до этого будет Алматинское хореографическое училище имени Селезнёва, он закончит его на два года раньше Бахтияра Адамжана, о котором речь шла выше.

«На пятом курсе Алматинского училища у меня случилась травма колена, встал выбор: уйти или доучиться ещё три года. Немного подумав, я пересилил себя и остался, чтобы получить диплом. Мои родители – тоже артисты балета, они знают, какая это тяжёлая профессия, поэтому никто на меня не давил, это был мой собственный выбор. В 2006 году я поехал на международный конкурс, где меня заметили люди из балетной академии города Мюнхен, Германия. Они пригласили меня на бесплатное обучение, для меня это было неслыханное предложение, я вскоре уехал. Далее были годы обучения, а после – главный театр Мюнхена, где я работал на одной сцене со звёздами мирового балета», – рассказывает в интервью informburo.kz Олжас Тарланов.

Декорации для спектакля балет возит по всему миру

Декорации для спектакля балет возит по всему миру / Фото «Астана Опера»

«Балам, хватит, отучился – возвращайся домой», – скажет мама Олжасу, устав от долгой разлуки. Но для алматинского паренька подмостки Мюнхенского театра станут идеей фикс, вскоре казахстанцу предложат контракт. Однако на отдельные роли не возьмут – будут присматриваться.

«Мне так и сказали: «Мы будем смотреть, как ты впишешься в команду, как ты будешь работать с людьми». Серьёзных вещей мне танцевать не давали, так как там жёсткая иерархия, есть звёзды-соло, до которых невозможно дотянуться. Даже если ведущие артисты получали травмы, нас не ставили на их место, руководство сразу вызывало танцоров из Москвы, Петербурга, Цюриха. Со мной тоже было много несправедливости, я очень старался, не пропускал ни одной репетиции, за семь лет получил колоссальный опыт: первое место работы – и сразу в Мюнхене!» – говорит собеседник.

В кордебалете Мюнхенского театра работали только лауреаты, на одно место претендовало 300 человек со всего мира, Олжас же имел контракт и достойный оклад за свой труд. Парню платили больше 2 000 евро в месяц, чего хватало на аренду жилья и безбедное существование. До Олжаса в театре было 32 национальности, казах стал 33-м по счёту в списке сотрудников театра.

«Я всегда оставался патриотом, и возвращаясь в Казахстан во время отпуска, удивлялся как меняется Астана. Гордился и скучал по родине, в Германии спустя девять лет жизни всё стало обыденным. Тут как раз построили «Астана Оперу», мне сказали, что нужно показаться, что нужен высокий солист. Я приехал, и меня после прослушивания сразу пригласили на работу. Заключили соло-контракт танцевать ведущие партии. Это то, чего я так ждал от Мюнхенского театра, а нашёл в Астане», – говорит он.

Олжас признаётся, что вопреки своему добродушному характеру ему нравится играть отрицательных героев. «Есть шанс проявить себя с другой стороны», – подчёркивает артист. Касательно тёмной стороны и закулисья театра, все артисты как один отметили, что конкуренции и вражды между ними нет. А нашумевший фильм «Чёрный лебедь» с Натали Портман и Милой Кунис они в шутку называют «гипертрофированной реальностью», где будни танцоров с щедрой подачи режиссёра умножены в сотни раз.