Малика Минизини: Астана Опера раскрывает молодые таланты

Обладательница редкого и красивого меццо-сопрано, солистка театра «Астана Опера» Малика Минизини в прошедшие выходные блистала в роли Батсайы в опере «Кыз Жибек». Ее путь в театр ни в коем случае нельзя назвать обычным: несмотря на музыкальное образование, Малика работала в далеких от искусства сферах. Все изменило прослушивание в «Астана Опера», которое она успешно прошла с первого раза. Нам удалось пообщаться с исполнительницей перед важным выступлением, и узнать несколько ее профессиональных секретов. Подробнее об этом в материале.

— Малика, можно сказать, что Вы своей историей сломали стереотип, заключающийся в том, что в музыке есть только один путь – с детства посвятить себя ей, и не иначе.

— Для меня это, как сейчас модно говорить – «challenge», и он оказался возможен в силу того, что я молода, у меня нет пока своей семьи, и я могу экспериментировать. То есть после работы в другой сфере я наконец могу полностью посвятить себя любимому делу. И потом, ничего в этой жизни не бывает просто так: я верю в судьбу, верю в то, что нужно улавливать те знаки, которая она посылает. Она и привела меня в «Астана Опера», и я очень рада, что пришла именно в этот театр, а не в какой-либо другой, потому что здесь дают шанс молодым. Посмотрите на коллектив – здесь очень много молодых исполнителей, и даже девушка, которая сегодня играет Кыз Жибек, всего лишь второй раз выходит на сцену в этой роли. Ей дали шанс, в нее поверили, и это не может не радовать.

 

 

— Скажите, было страшно так кардинально менять свою жизнь?

Конечно, было страшно! Я боялась совершить ошибку, несмотря на то, что все мы люди и ошибаемся порой, но тем менее, я очень переживала. Меня поддержал коллектив: коллеги по сцене говорили, что все когда-то начинали, все выходили на сцену в первый раз, и ничего бояться не нужно. В конце концов, мы все учимся на своих ошибках. Я поняла, что нужно погрузиться с головой в искусство, не думая о посторонних вещах. Если ты поверишь в себя, в то, что делаешь, то и зрители поверят тебе.

 — В одном из интервью Вы отметили, что, долгое время слушая мировых исполнителей, думали, что Вам до них далеко, и отчасти поэтому откладывали профессиональное занятие музыкой. Кто были эти исполнители?

— Во-первых, конечно, это наши исполнители – Бибигуль Тулегенова и Майра Мухамедкызы. Бибигуль Тулегенова – это легенда, без сомнения, и она вывела оперное искусство Казахстана на мировой уровень. С Майрой Мухамедкызы я ездила на гастроли, и однажды мне посчастливилось поговорить с ней, и это был не дежурный разговор – мы проговорили около трех часов. Когда я увидела, какой она открытый и добрый человек без налета «звездности», то сразу поняла, насколько правдивы слова, что истинное величие человека – в простоте. И эта встреча меня очень вдохновила. Еще хочу отметить Дину Хамзину – певицу мирового уровня, не иначе, и сейчас мы с ней в одной гримерке, что конечно, для меня большая честь. Из мировых исполнителей могу назвать Джойс Дидонато, меня поражает ее трудоспособность – у нее концерт за концертом, спектакль за спектаклем, и вся ее жизнь посвящена творчеству. Чечилия Бартоли – еще одна оперная звезда, которая меня вдохновляет. Каждый раз, когда я чувствую упадок сил, то слушаю своих любимых исполнителей, смотрю их выступления в Интернете. Но не только они помогают мне выбраться из творческого застоя – в поисках вдохновения и сил я прихожу послушать и артистов «Астана Опера». После этого сразу появляется энергия, хочется работать и творить.

— Вы обладаете меццо-сопрано – довольно редким голосом, который востребован не только в опере. Не думали попробовать себя в новом жанре – например, джазе?

— Да, действительно, меццо-сопрано котируется в джазе, даже можно сказать, что в основном джазовые исполнители – обладатели меццо-сопрано. Этот тембр голоса – грудной, бархатный, можно сказать. Из эстрадных певцов меццо-сопрано обладает Адель, которую я очень люблю. И, кстати, в караоке я пою именно ее песни (смеется). Уитни Хьюстон обладала тем же тембром голоса – послушайте ее песни, какие у нее богатые низы – настоящее меццо-сопрано! А насчет того, чтобы попробовать себя в джазе, то могу сказать, что это ведь совершенно другой музыкальный мир. Многому нужно будет учиться заново, постигать заново музыку – импровизировать, находить интересные мелизмы прямо на сцене. И хотя я люблю джаз, меня завораживают исполнители этого направления, не могу сказать, что сейчас я готова к экспериментам подобного рода.

 

— Сегодня Вы выступаете в роли Батсайы, о которой говорят как о противоречивой натуре, воспринимающейся двояко. А какая Батсайы для Вас?

— Я вижу Батсайы доброй – все-таки она достаточно молода, и не думаю, что есть в ее характере место чрезмерной строгости. Да, она должна быть собранной, строгой в определенной степени, но это обусловлено тем, что она заботится о Кыз Жибек, и к обязанности выдать ее замуж относится серьезно. Батсайы – открытая, добродушная девушка, которая искренне переживает за Кыз Жибек. Есть сцена, в которой я кричу от радости, что к Кыз Жибек приехал Толеген – моей героине не хочется абы за кого выдать замуж девушку, а это о многом говорит.

— Есть ли у Вас роль мечты?

— Да, есть – партия Золушки в одноименной опере. Это сложная партия, для ее исполнения нужно обладать невероятным голосом по силе и красоте, да и драматическая составляющая достаточно сложная. Но я надеюсь, что со временем окажусь достойна этой роли, и для этого буду неустанно над собой работать.

— Каким образом вы поддерживаете голос в форме?

— Для поддержания голоса в форме следует вести соответствующий образ жизни – так, вокалистам нельзя есть холодную и острую пищу. Иногда я нарушаю это правило, но корю себя, конечно потом. Далее, нужно пить много воды, но опять же – строго комнатной температуры. На самом деле, есть много нюансов касательно питания. И, конечно, ежедневные распевки и репетиции, три-четыре раза в неделю я занимаюсь уроками вокала с педагогом.

— Известно, что Ваша мама – музыкант. Любовь к музыке – это от нее?

— Да, конечно. Другое дело, что заниматься профессионально пением я не хотела лет до шестнадцати. А любовь к музыке – безусловно, от мамы, но и мой папа – большой любитель пения.

 

— Оперное искусство – это, разумеется, не только музыкальное, но и актерское мастерство. Про музыкальную составляющую мы поговорили, но как Вы готовитесь к роли с драматичческой стороны? Следуете ли определенной методике?

— Начинаю я с разбора текста и первоначального знакомства с образом – происходит сугубо внутренняя работа. После уже начинается работа на сцене, когда вместе с режиссером и коллегами выстраивается образ. Без споров, конечно, не обходится, но в итоге мы приходим к единому решению. И, самое главное – нужно верить в то, что ты делаешь. Сегодня я – Батсайы, значит, я верю в то, что я – это она, что я нахожусь в ауле, в котором происходит действие. Я живу своей ролью, и именно в этом – залог успеха.

— Что бы Вы посоветовали, пожелали тем, кто только начинает свой путь в музыке?

— Я думаю, рановато мне еще давать такие советы (смеется). Но все великие когда-то начинали с малого, не всегда зная, к чему это приведет. И единственное, что я хотела бы пожелать всем начинающим – трудолюбия. Музыка, если заниматься ею профессионально, требует большой работы. Любить петь – это одно, а заниматься пением серьезно – совсем другое. Будьте готовыми к борьбе с самим собой, и если одержите победу – все получится.

— Спасибо за беседу!

 Источник: Ruh.kz

Генеральный спонсор

Спонсоры и партнеры