Лесенка к успеху

 Театр Astana Opera представил новый проект – камерный театр Piccolo, который очаровал публику премьерой оперы-фарс «Шелковая лестница» Джоаккино Россини.

Buongiorno, Piccolo!

…В середине прошлого века известный режиссер Джорджо Стрелер и Паоло Грасси основали в Милане «Пикколо-театр», сразу заявивший о себе яркими спектаклями и ставший сегодня символом театрального искусства Италии.

Говоря о нашем «однофамильце» знаменитого театра, первый замес­титель директора Astana Opera Толеубек Альпиев напомнил, что вместе с Джорджо Стрелером лучшие постановки миланского «Пикколо» создавал выдающийся художник и сценограф Эцио Фриджерио, который сейчас активно сотрудничает с нашим столичным театром. Символично и то, что новый проект взял старт в Год молодежи.

– Piccolo – камерный, или маленький, оперный театр задуман как творческая лаборатория, экспериментальная площадка, призванная поддержать молодых талантливых исполнителей, – отметил Толеубек Альпиев. – Здесь смогут оттачивать мастерство как вокалисты Astana Opera, так и начинающие исполнители.

Кроме того, существует огромный пласт музыки, которая редко звучит в театрах, но достойна внимания и исполнителей, и публики. В возможных планах Piccolo – опера «Айсулу» Сыдыка Мухамеджанова, произведения Россини, Доницетти, Моцарта…

А первой постановкой стала «Шелковая лестница», одно из ранних произведений Россини. Эта одноактная комическая опера ставится очень редко, и познакомиться с ней – большая удача как для слушателей, так и для музыкантов. Режиссером-постановщиком выступила Алла Симонишвили (Италия). Это первая режиссерская работа известного педагога по вокалу, учениками которой в Международной академии совершенствования вокального искусства в Озимо были ведущие солисты Astana Opera. Не раз работала она и с вокалистами в Нур-Султане.

– На главной сцене Astana Opera формируется «большой репертуар», произведения из эпохи гранд-оперы, – сказала Алла Симонишвили. – Однако должны быть и другие постановки. В камерном зале можно увидеть вблизи работу актеров, практически принять участие в спектакле. Так словно воссоздается историческая атмосфера традиционных небольших театров Европы. Новый проект Piccolo – интересное и перспективное начинание.

В «Шелковой лестнице» заняты в основном солисты, имеющие звания и солидный опыт. И тому есть причина.

– Когда спектакль только задумывался, мы намеревались поручить его стажерам, чтобы дать возможность молодым проявить себя, – рассказал исполнитель одной из главных партий Сундет Байгожин. – Но оказалось, что «маленькая опера» чрезвычайно сложна, ее исполнение требует мас­терства, полной самоотдачи. Тогда мы решили: молодежи нужно дать образец. Алла Симонишвили стала и коучем, и режиссером, сделала все, чтобы мы звучали, пели, играли… Спектакль позволяет показать все возможности оперного певца – вокальные и актерские. И здесь минимум декораций, его будет удобно вывозить на гастроли.

– В нашем театре появилась еще одна творческая площадка, – считает ведущая солистка Astana Opera Жаннат Бактай. – Партия Джулии сложна техничес­ки, изящ­на, в ней много нюансов, виртуозных пассажей, мелизмов. И она, наверное, будет одной из моих любимых партий, ведь в этой опере сбывается мечта всех девушек всех времен – они выходят замуж. Все получают то, что хотят. И в финале все довольны!

В шаговой доступности

XVIII век. Венеция. Дормонт, опекун Джулии, хочет выдать ее замуж за Бланзака, не зная, что она обвенчана с Дорвилем, который ночью взбирается в комнату суп­руги по шелковой лестнице, сброшенной из окна. В Бланзака влюблена Лючилла, кузина Джулии. А простодушный слуга Джермано, не понимая, что происходит, пытается всем помочь…

Идеальный сюжет – любовная интрига, множество забавных ситуаций, счастливая развязка – и прекрасная музыка молодого Россини делают «Шелковую лестницу» образцовой комической оперой. Нет сомнений, что слушатели, попавшие на премьерные показы, были не менее счастливы, чем герои произведения. «Шелковая лестница» – искрящаяся пос­тановка, спектакль-фейерверк, шикарный музыкальный подарок!

Опера идеальна и для камерного зала. Классика буквально «вышла в народ», оказавшись от публики на расстоянии вытянутой руки. Оркестр располагается у сцены, и зрители первых рядов могут заглянуть в партитуры, рассмот­реть инструменты музыкантов. Дирижер сидит, и порой тень от его палочки «пробегает» по залу. Может быть, и от этого музыка звучит по-особому: более объем­но и доверительно, искристо и красочно – то заливисто задорно, то почти по-домашнему душевно.

Во время увертюры из зала на сцену поднимаются герои оперы – в костюмах комедии дель арте (Арлекин, Панталоне, Капитан, Изабелла, Доктор), такова особенность именно этой постановки. На протяжении всего спектакля зрителям отлично видны любой жест певцов, все черточки их лиц, каждая эмоция… Такой контакт с залом внове и для исполнителей. Им пришлось «решать» не только сложные вокальные задачи, но и проявить исключительные актерские способности.

Декорации-трансформеры информативны и подвижны, быстро переносят действие из будуара Джулии в гостиную или на городские улочки. По замыслу режиссера и сценографа Мананы Гуниа (Италия) костюмы призваны подчерк­нуть красочность действия, его карнавальную основу – все не так, как видится на первый взгляд.

Наряды (слово «костюмы» здесь слишком обыденно) лаконичны и изысканны, основаны на комбинации трех традиционных цветов – красного, черного, белого. Причем мужчины не уступают в «наряднос­ти» дамам. Замысловатый крой, обилие деталей; пышные юбки и рукава, расшитые камзолы, «мельничные жернова» (вид воротника), шляпы с перьями, парики, сверкающие стразы и, конечно, сами маски – все колоритно, броско, празднично. И атмосфера игры легко «перетекает» со сцены в зал.

Ах, какой пассаж!

– Техника и музыкальность должны быть безупречны, – отметил дирижер-постановщик Абзал Мухитдинов. – Например, мы даже высчитывали, сколько миллисекунд может быть цезура… Сегодня певцы, по-настоящему владеющие техникой колоратурного вокала, большая редкость. А в нашем случае – помимо сопрано, это и баритон, и тенор, и меццо-сопрано. У нас есть такие вокалисты!

Характеризуя «Шелковую лестницу», постановщики и исполнители повторяют, что спектакль стал для всех отличной школой, тренингом – и вокала (высочайшая техника россиниевского пения), и драматической (комической) игры.

– Партия Джермано вокально сложнее, чем Фигаро из «Севильского цирюльника» Россини, – приз­нается Сундет Байгожин.

Участники проекта Piccolo чувствуют себя первооткрывателями.

– Легко создавать образ, когда перед глазами есть эталонное исполнение. На нас же лежит колоссальная ответственность – дать свою интерпретацию героям, – сказал Жан Тапин. Теперь «Шелковая лестница» обрела прописку в Казахстане, и это еще одно творческое достижение Astana Opera.

Быстрые речитативы, вдохновенные дуэты, эмоциональные ансамбли, виртуозные арии, когда звенящие чистые звуки становятся зримыми, как жемчужины… Вокальная искусность, непринужденность, задор вокалистов не раз вызывали аплодисменты публики. Артисты играли с необыкновенным подъемом и воодушевлением.

На премьерных спектаклях на сцене блистали Сундет Байгожин (любопытный слуга Джермано), Жаннат Бактай и Салтанат Ахметова (решительная красавица Джулия), Жан Тапин и Дамир Садуа­хасов (герой-любовник Дорвиль), Салтанат Муратбекова и Малика Минизини (несчастная, а потом счастливая Лючилла), Евгений Чайников (импозантный жених Бланзак), Рамзат Балакишиев и Руслан Совет (доверчивый Дормонт).

– Россини – радостный композитор, его произведения прият­но петь. «Шелковая лестница» – жизнерадостна, это брызги шампанского, фестиваль цветов, фес­тиваль колоратур. Спектакль позволяет не думать о сложном, а просто отдыхать и наслаждаться музыкой, – обещала перед премьерой Алла Симонишвили.

Все оказалось именно так: почти полтора часа веселья и радости, мощнейшая порция позитива. Восторг публики был искренний и громкий. «Шелковая лестница» сразу убедила: оперный спектакль и смех совместимы! И весьма вероятно, что для этой «маленькой оперы» камерный зал скоро может оказаться мал.

Генеральный спонсор

Спонсоры и партнеры